Libmonster ID: KG-634
Author(s) of the publication: Д. О. АЙТМАМБЕТОВ

Вхождение Киргизии в состав России в начале второй половины XIX р. сыграло большую роль в ее последующем развитии. С этого времени наступил новый этап в истории киргизов, их судьба была теперь неразрывно связана с судьбой великого русского народа. Присоединение к России способствовало прекращению в Киргизии междоусобных феодальных войн и баранты (угона скота друг у друга), годы которых в народе называли "временами беспокойства, вражды". В результате наступившего мира и экономического влияния России произошли заметные сдвиги в хозяйстве киргизов.

Царское правительство осуществляло переселение в Среднюю Азию и Казахстан русских крестьян. При этом оно рассчитывало, с одной стороны; смягчить противоречия между трудовым крестьянством и помещиками в центральных районах России, а с другой - превратить богатую часть переселенцев на национальных окраинах в опору своей власти. Однако переселенческая политика не оправдала надежд правительства. Абсолютное большинство переселявшихся в Киргизию русских крестьян состояло из бедняков, которые пришли в окончательное разорение еще по пути следования в Среднюю Азию, а там становились объектом угнетения представителей колониальных властей, русских кулаков и казачьих атаманов, захвативших лучшие, плодородные земли. Общение киргизского трудового народа с беднейшими слоями русского крестьянства способствовало их сближению, о чем свидетельствовали случаи их совместных выступлений против царизма и баев - манапов. В результате колонизационного движения русских крестьян возникли их поселения на севере Киргизии: в Чуйской долине и Иссык- Кульской котловине - в конце 1860 - 1870, в Таласской долине - в 1880 - 1890, на юге Киргизии - в 1890 - 1900 годах. В начале XX в. таких поселений насчитывалось уже около 120. К этому времени появились и первые города - Каракол (ныне Пржевальск), Токмак, Пишпек (ныне Фрунзе), которые стали экономическими, культурными и политическими центрами Северной Киргизии.

Втягиванию Туркестана, в том числе и Киргизии, в сферу деятельности российского капитализма способствовали постройки железных дорог: Закаспийской (1880 - 1888 гг.), Ташкентеко-Оренбургской (1 889- 1905 гг.) и Семиреченской (до революции не была закончена). "Закаспийская дорога, - писал В. Й. Ленин, - стала "открывать" для капитала Среднюю Азию"1 . С проникновением капитализма в сельское хозяйство и развитием первых очагов промышленности в Киргизии начали зарождаться и формироваться первые отряды рабочего класса. Труд наемных рабочих применялся как в крупных хозяйствах кулаков и баев -


1 В. И. Ленин. ПСС. Т. 5, стр. 82.

стр. 55


маяапов, так и на угольных рудниках, на возникавших частнокапиталистических предприятиях по обработке животноводческого и земледельческого сырья. Все это способствовало классовому сближению киргизов и русских, которое особенно усилилось в начале XX века. Чтобы помешать этому, царское правительство разжигало национальную вражду, используя патриархально-родовые традиции киргизов и антирусскую пропаганду мусульманского духовенства. Местные феодалы также играли на национальных чувствах киргизов. В ходе некоторых восстаний, направленных против гнета царского правительства, им даже удавалось выдвигать реакционный лозунг "газавата" и тем самым придавать движению религиозную и антирусскую окраску.

Передовые формы хозяйства, которые применялись русскими переселенцами, оказали большое влияние на экономическое развитие Киргизии. Русские крестьяне обрабатывали землю плугом, для уборки сена пользовались косой; они сеяли лучшие сорта зерновых культур (пшеницу-кубанку, гималайский ячмень, коноплю и проч.), выращивали на приусадебных огородах различные овощи, разводили фруктовые сады, держали породистых коров (преимущественно астраханских), овец (волошских и тонкорунных), лошадей, занимались разнообразными сельскими промыслами2 . Местное население училось у русских новым приемам земледелия. В сельскохозяйственном производстве Киргизии стали появляться новые культуры, разводимые теперь специально для сбыта на рынке. В Чуйской долине с 1870 г. начали культивировать с промышленной целью кендырь (который, правда, был известен и раньше). Здесь же с 90-х годов усиленно разводили табак. Начало промышленному хмелеводству положил пишпекский энтузиаст сельского хозяйства А. М. Фетисов. В конце XIX - начале XX в. немаловажное место в земледелии края приобрело торговое огородничество. В хозяйственную практику киргизов вошли веялки и другой сельскохозяйственный инвентарь, заимствованный у русских крестьян. В свою очередь, киргизы научили русских земледельцев орошению. Все это способствовало развитию земледелия. Если раньше им занимались преимущественно беднейшие киргизы (нанимавшиеся на работу к русским кулакам), то постепенно усилилось внимание к нему и более широких кругов местного населения. Характеризуя состояние хозяйства кочевников, военный губернатор Семиреченской области в отчете за 1904 г. писал: "Кочевники начинают более серьезно относиться к земледельческим культурам и заметно стремятся отстаивать свое право на предоставленные в их пользование и удобные для сего земли расширением площади посевов, устройством зимовок, разведением садов и т. п."3 .

Применение киргизами-хлебопашцами более эффективных приемов земледелия и более совершенных сельскохозяйственных орудий вело к росту сельскохозяйственного производства. Известную роль в этом сыграло основание казенных складов сельскохозяйственных орудий и семян, которые местная администрация открыла в 1901 г. в Верном (ныне Алма-Ата), а затем в Пишпеке, в укреплении Нарын и в ближайших к территории Киргизии пунктах: Мерке и Джаркенте. Со складов велась продажа сельскохозяйственных орудий и семян на льготных условиях с рассрочкою платежа до пяти лет. Но покупателями усовершенствованных земледельческих орудий среди киргизов являлись преимущественно зажиточные люди. Распространение усовершенствованных земледельческих орудий сказывалось на увеличении посевных площадей, которое наблюдалось как у оседлого, так и у кочевого населения. Так, посевные площади в Пржевальском уезде возросли с 50722 дес. в 1901 г. до 82969 в 1907 г., или на 63,6%. При этом посевная площадь у русских


2 "Туркестанские ведомости", 1872, NN 44 - 45.

3 ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1904 г., ед. хр. 111, л. 23.

стр. 56


крестьян увеличилась с 12531 дес. до 14274 дес., или на 14%, а посевная площадь у киргизов выросла с 35951 до 65184 дес., или на 81,3%4 . В 1905 г. в Пишпекском уезде из 113065 дес. посевов 96670 дес. принадлежало киргизам5 .

Усиленное развитие текстильной промышленности в России дало небывалый толчок росту хлопководства и шелководства в Средней Азии, в том числе и в Южной Киргизии. В 1900 г. в одном только Оше 786 чел. из местного населения были заняты производством коконов шелкопряда. В конце XIX в. в семи волостях на юге Киргизии было посеяно около 11 тыс. дес. хлопка6 . Хлопковая горячка втянула местные капиталы в производство сырья, разорив одних, обогатив других. В связи с успехами хлопковой культуры в Оше был построен и пущен в 1915 г. хлопкоочистительный завод7 . Местные земледельцы под влиянием спроса на хлопок изменяли направление полевого хозяйства, заменяя пшеницу хлопчатником везде, где это оказывалось возможным по климатическим условиям8 . Однако и спрос на пшеницу оставался высоким. Развитие земледелия, особенно хлопководства на юге Киргизии, в свою очередь, способствовало расширению ирригационных работ и увеличению площади поливных земель.

После вхождения края в состав России среди киргизов начали распространяться агрономические знания. Были организованы низшие сельскохозяйственные училища (в Пржевальске и Пишпеке), производились посевы на первых опытных и показательных полях. По сведениям 1912 г., в Семиреченской области опытно-показательные посевы были заложены в восьми местах, в том числе в Киргизии: в Пишпекском уезде - на Сусамыре, в Пржевальском уезде - в местностях Орлиное, у Джергалана и Талды-Булака. Цель этих опытов заключалась в том, чтобы выяснить пригодность высокогорных районов для земледелия и, в частности, испытать наиболее подходящие для данных мест сорта сельскохозяйственных культур (пшеницы, ржи, ячменя, овса, льна, а также капусты), выписанных из северных губерний Европейской России9 . Силами русской интеллигенции на местах выпускались листки и даже журналы, распространявшие сельскохозяйственные знания, лучшие методы ведения земледелия и животноводства. В марте 1913 г. начал выходить журнал "Пржевальский сельский хозяин", орган Пржевальского уездного общества сельского хозяйства. К нему прилагался листок "К сведению садовладельцев", в котором содержались советы по борьбе с вредителями садов10 .

Определенные, хотя и небольшие, изменения происходили в животноводческом хозяйстве: появились более продуктивные породы крупного рогатого скота, в том числе метисы, полученные в результате скрещивания местной породы с астраханской и голландской. Еще в 1876 г. в Прииссыккулье, в местности Кутемалды (вблизи нынешнего города Рыбачьего), был построен частный конный завод, где разводили лошадей русской рысисто-вятской породы. В 1902 г. он принадлежал уряднику Дмитриеву11 . В 1907 г. в Пржевальске по инициативе штабс-капитана В. А. Пяновского был основан Иссык-Кульский конный завод12 . Это


4 Г. Абрамович, В. Баранов. История города Пржевальска и Иссык- Кульской области. Рукописные фонды Отделения общественных наук АН Киргизской ССР, инв. N 169, стр. 20.

5 "Обзор Семиреченской области за 1905 год". Верный. 1906, вед. N 3.

6 "История Киргизии". Т. I. Фрунзе. 1956, стр. 323.

7 "Туркестанские ведомости", 1915, N 263.

8 Н. С. Лыкошин. Полжизни в Туркестане. Птгр. 1916, стр. 15.

9 "Семиреченские областные ведомости" (неофициальная часть), 1912, N 245.

10 ЦГА КиргССР, ф. 69, оп. 1, д. 8, лл. 4 - 22.

11 "История Киргизии". Т. I, стр. 321; ЦГИА СССР, ф. 733, оп. 172, д. 2197, л. 108.

12 А. Е. Иссык-Кульский конный завод Пяновского. "Семиреченские областные ведомости" (неофициальная часть), 1910, N 71.

стр. 57


был, по существу, первый опыт чистокровного коневодства в Семиречье. Успехи завода В. А. Пяновского вызвали большой интерес к породистому коневодству во всем районе. В начале. XX в. проводились первые мероприятия по организации ветеринарной службы. По данным 1903 г., в Пишпекском и Верненском уездах работало 45 ветеринарных врачей, в Пржевальском и Копальском - 3013 . Практическая их деятельность сводилась главным образом к выявлению эпидемических заболеваний животных и проведению карантинных мероприятий в. зараженных районах, к контролю над скотом, предназначенным для продажи. Среди ветеринарных врачей были энтузиасты, не жалевшие сил для борьбы с опасными эпидемиями14 . Однако установить необходимый ветеринарный надзор во всех уездах все же не удалось.

В Северной Киргизии развивалось садоводство. Большую роль сыграл Пишпекский городской сад с питомниками, основанный в 1878 году. Ученый- садовод А. М. Фетисов в короткое время поставил его на должную высоту. Уже в 1883 г. в питомниках сада имелось более 100 тыс. фруктовых, декоративных и лесных саженцев, в том числе около 10 тыс. привитых. К 1890 г. его площадь достигала 20 десятин. Сад снабжал саженцами не только Пишпекский уезд и ближайшие к нему районы, но и места, находившиеся далеко за его пределами. Саженцы отправлялись ив Нарынское укрепление, из питомников сада ежегодно вывозились тысячи фруктовых деревьев в города и вновь нарождавшиеся русские деревни Семиреченской и Сыр-Дарьинской областей15 . Пржевальский городской сад, основанный городским старостой - врачом Н. М. Барсовым, получал большое количество саженцев из Пишпека. В свою очередь, он отпускал из своих питомников молодые деревья для подсадки в ближайшие населенные пункты; киргизы получали саженцы бесплатно16 . В 1880 г. в Пржевальске любителем-садоводом Долматовым был организован питомник. В 1889 г. были заведены лесные питомники в Токмаке17 . В 1898 г. в печати сообщалось, что в Пишпекском уезде "не найдётся домика, около которого не было бы посажено хоть десятка фруктовых деревьев. Даже кочевники-киргизы мало-помалу начинают около места своих зимовок делать насаждения фруктовых деревьев"18 . На юге Киргизии, а также на севере (в районе Пишпека) развивалось виноградарство. Им занимались преимущественно узбеки, дунгане, украинцы и русские19 .

Благоприятные климатические условия и большое разнообразие медоносной флоры в Киргизии способствовали быстрому развитию пчеловодства, особенно на побережье озера Иссык-Куль20 и в Чуйской долине, а также в Кугартской долине, в районе Узгена и Куршаба. Первоначально пчеловодством занимались русские поселенцы и некоторые Любители из числа городской интеллигенции. Хороший медосбор и доход-


13 "Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенный... К. К. Паленом". СПБ. 1910, стр. 472 - 473.

14 Одним из них являлся Павел Иванович Ливотов, впоследствии заслуженный ветеринарный врач Киргизской ССР (В. П. Тульчинская. Ветеринарная; наука в Киргизии за 20 лет. "Наука в Киргизии за 20 лет (1926 - 1946)". Сборник статей. Фрунзе. 1946, стр. 151 - 152).

15 "Обзор Семиреченской области за 1884 год". Верный. 1885, стр. 20; "Туркестанские ведомости", 1894, N 59.

16 "Туркестанские ведомости", 1889, N 24.

17 Э. З. Гареев. Опытные работы по плодовым, бахчевым культурам и по винограду. "Наука в Киргизии за 20 лет (1926 - 1946)", стр. 103; "Обзор Семиреченской области за 1890 год". Верный. 1891, стр. 116.

18 "Памятная книжка Семиреченской, области". Верный. 1898, стр. 12.

19 ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1899 г., ед. хр. 243, л. 17.

20 Первые пасеки здесь появились в 1878 г. (Я. Силин. Агрономическая помощь населению Пржевальского уезда по пчеловодству. "Труды III съезда деятелей по сельскому хозяйству Туркестанского края в городе Ташкенте с 26 по 31 декабря 1913 г.". Ташкент. 1914, стр. 372).

стр. 58


ность пчеловодства обратили на себя внимание и более широких кругов местного населения. В 1904 - 1906 гг. в Пржевальском уезде насчитывалось 17588 ульев, в Пишпекском уезде - 8 - 9 тысяч21 . Общая годовая доходность пчеловодства в Пржевальском уезде в 1913 г. составила 256785 рублей22 .

До 60 - 70-х годов XIX в. киргизы не знали колесного транспорта, грунтовых и шоссейных дорог. Передвижение по горным, труднодоступным тропам и скотопрогонным путям совершалось на верховых лошадях, быках и верблюдах. Единственным средством связи служили гонцы, через которых передавались устные сообщения. После вхождения в состав России появились нововведения и в этой области. Прокладывались дороги, устанавливалась конно-почтовая и телеграфная связь, что улучшило экономические и культурные контакты как внутри Киргизии, так и с ее соседями. Туркестанская военная администрация и царские власти, проводя колесные дороги и телеграфные линии, заботились прежде всего о военных нуждах. Однако в конечном счете это служило и интересам местного населения. Первые колесные пути были проложены через Боомское ущелье в 1868 г., через Тянь-Шань в Нарынское укрепление - в 1872 г., на юге от Оша через перевал Талдык на Алай в 1893 году23 . Поражаясь героизму русских людей, жители Оша в адресе, присланном Туркестанской военной администрации, писали: "Проведением дороги на Алай выполнено то, что не могли сделать султаны Ирана и древнеазиатские властители, которые считали проведение такой дороги невозможным"24 .

Все начинания, хозяйственные и культурные мероприятия, которые осуществлялись в Киргизии, не обходились без активного участия и средств местного населения. В прокладывании колесных дорог русским солдатам и саперам помогали киргизы. Из Ошского уезда были доставлены лесные и другие материалы для постройки мостов и плотин. Его население выполняло и другие натуральные повинности, а кроме того, выделило 1 тыс. рабочих- киргизов. Маргеланский, Андижанский, Кокандекий и Наманганский уезды на расходы по постройке колесной дороги Ощ - Алай, согласно приговорам местных обществ, предоставили 60 тыс. рублей25 . На проведение в 1871 - 1872 гг. телеграфной линии в долине Чу население Токмакекого (позднее - Пишпекского) уезда изготовило 1756 телеграфных столбов26 . Один из участников строительства телеграфной линии от Оша до Памира, В. Петерсон, отмечая помощь киргизов русским саперам из туркестанского саперного отряда, писал: "Киргизы достали мне все, что я спрашивал для утоления голода и жажды... Киргизы до такой степени подружились с нашими солдатами, что тащили последним все, что, по их мнению, могло доставить им удовольствие. Каймак, айран и вкусные сдобные лепешки сменили почтенные, но твердые интендантские сухари"27 .

В уездных центрах и крупных населенных пунктах стали открываться почтово- телеграфные конторы и их отделения. К 1914 г. на территории Киргизии их насчитывалось 13. Протяженность межрайонных почтовых трактов составляла около 1 тыс. км, из них 750 км являлись гужевыми. Конторы имели 56 письмоносцев, из них 19 обслуживали сельские населенные пункты. Протяженность междугородных телеграфных


21 "Туркестанские ведомости", 1889, N 24; 1906, N 1; 1909, N 166.

22 Я. Силин. Указ. соч., стр. 372.

23 А. Каульбарс. Колесный путь через Тянь-Шань. "Русский инвалид", 1873, N 45; Н. Кольдевин. Разработка колесного пути в Тянь-Шане. "Военный сборник", 1873, N 7; "Туркестанские ведомости", 1893, N 48.

24 ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1893 г., ед. хр. 20, л. 25,

25 Там же:

26 Там же, ед. хр. 62, лл. 1 - 9.

27 "Туркестанские ведомости", 1894, N 90.

стр. 59


линий составляла 752 км28 . Появились такие новые средства передвижения, как брички, сани, даже первые автомобили - в Пишпеке и Токмаке, лодки - на озере Иссык-Куль. Киргизские батраки быстро научились от русских запрягать лошадей, в их хозяйстве появились дуги, хомуты, сани. В начале XX в. в Киргизии были построены первые железные дороги. В 1912 г. открылись линии Коканд-Наманган и Горчаково - Скобелево, затем ветка на Джалал-Абад. В 1913 г. началось строительство линии Арысь - Пишпек.

Проникновение элементов капитализма в хозяйство киргизов вызвало некоторые изменения и в их быту. Усиливалась дифференциация местного населения. Киргизская беднота, лишенная скота и пастбищ, начала оседать на земле. Процесс перехода к оседлости особенно быстро шел в районах массовой русской колонизации: в Иссык-Кульской котловине и в Чуйской долине. В отчете сенатора К. К. Палена о ревизии Туркестанского края говорилось, что появление здесь русских крестьян и их пример ведения хозяйства "чрезвычайно ускорили переход кочевников к земледельческому быту"29 . Стремление киргизской букары (бедноты) к оседлости особенно усилилось в конце XIX - начале XX века. К администрации Туркестанского края поступали коллективные заявления от киргизских бедняков с просьбой о землеустройстве и выделении их из кочевой волости для образования отдельного оседлого общества на крестьянском положении. Таким путем киргизская беднота рассчитывала выйти из-под гнета родовой знати (манапов и баев). Киргизская феодальная верхушка препятствовала переходу киргизов к оседлой жизни. Она боялась потерять рабочую силу, а следовательно, и власть над букарой.

В Северной Киргизии на рубеже XIX - XX вв. стихийно возникли первые киргизские оседлые поселения и даже целые оседлые волости. В 1899 г. появилось первое киргизское крестьянское селение Таш-Тюбе - в 15 км к югу от Пишпека30 . Вслед за ним западнее Пишпека образовалось село Чала- Казак. Жители этих селений называли себя крестьянами. Другое киргизское поселение, Боз-Учук, возникло в 1900 г. в предгорьях восточного побережья Иссык-Куля31 . Там же, в Иссык-Кульской котловине, появились киргизские поселения Тепке, Чирак, Таштак, Темировка и Дархан. Поскольку к оседлости переходила преимущественно беднота, возводимые ею дома были довольно примитивными. Это были небольшие глинобитные постройки, состоявшие из одной или двух комнат, с глинобитным полом, плоской крышей и маленькими окнами. В селе Таш-Тюбе, вытянувшемся в одну улицу, обсаженную Тополями, киргизская беднота строила свои дома по типу русских, с двускатными крышами, покрытыми камышом, и небольшими оконцами. С развитием торговли в быт киргизов все больше проникала продукция русской фабрично-заводской промышленности: железные и чугунные изделия, сундуки, посуда фабричного производства, самовары и швейные машины (которые приобретались преимущественно зажиточными людьми) и другие вещи домашнего обихода.

Несмотря на то, что царизм культивировал вражду и отчуждённость между народами, были зарегистрированы отдельные случаи вступления киргизов в брак с русскими женщинами (реже - русские с киргизскими женщинами), перехода киргизских юношей в православие или принятие


28 Д. Айтмамбетов; Некоторые данные о лечебных, культурно- просветительных учреждениях и печати в Киргизии во второй половине XIX- начале XX в. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. V. Фрунзе. 1959, стр. 131.

29 "Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенный... К. К, Паленом", стр. 338 - 341.

30 О. Шкапский Киргизы-крестьяне (Из жизни Семиречья). "Известия Русского географического общества". Т. XI. СПБ. 1905, стр. 768 - 769.

31 Г. Абрамович, В. Баранов. Указ. соч., стр. 17.

стр. 60


русскими крестьянами ислама. Однако такие факты считались предосудительными и порицались.

Во второй половине XIX и особенно в начале XX в. в связи с ломкой старых порядков и зарождением новых явлений в общественной жизни киргизов в их устном творчестве все более отчетливо стали проявляться два противоположных направления: реакционно-феодальное и прогрессивно- демократическое. Влияние передовой русской культуры на общественную жизнь киргизского народа было по-разному воспринято носителями этих тенденций. Разложение патриархально-феодальных отношений и появление новых социальных слоев в местном обществе породили тревогу и страх у баев и манапов. Предчувствуя потерю своих прошлых, "незыблемых" позиций и власти над народом, в среде которого все более пробуждался дух протеста и свободы, представители феодальной верхушки впадали в пессимизм. Их идеологи характеризовали переживаемое время как "зар заман", "тар заман", "акыр заман", то есть эпоху плача, бед, страданий и скорби. Отсюда и название сторонников этой идеологии - "заманисты". Произведения акынов-заманистов были пронизаны мотивами уныния и тоски, предчувствия надвигающегося несчастья. Не видя исторической перспективы, они обращали свой взор в прошлое, идеализируя его как эру всеобщего благополучия. Типичными выразителями интересов местной феодальной верхушки, защитниками отживающих патриархально-феодальных отношений были акыны Калыгул Баев, Арстанбек Бойлошев и некоторые другие. Акыны-заманисты выступали против вхождения Киргизии в состав России, не понимая его прогрессивных последствий. Они ориентировали киргизский народ на страны мусульманского Востока, проповедуя идеи мюридизма, вражду и непримиримость ко всем иноверным. Борьбу против колониального гнета царизма они старались подменить борьбой против русских вообще; хотя некоторые из них и осуждали манапов и баев за алчность и деспотизм, однако не призывали к борьбе против них, а взывали лишь к их чувству "справедливости".

В противовес реакционной культуре баев и манапов в киргизском обществе крепли элементы демократической культуры. Киргизская знать как носительница господствовавших феодально-клерикальных тенденций, прикрываясь флагом борьбы за чистоту "национальной культуры", "национальной традиции", выступала против влияния на киргизов передовой русской культуры, ибо боялась пробуждения революционного самосознания своего народа. Но он уже шел рука об руку с братским русским народом. Идейными защитниками трудящихся-киргизов являлись народный певец- демократ Токтогул Сатылганов (1864 - 1933), поэт-просветитель Байымбет Абдрахманов (1860 - 1942) по прозвищу Тоголок Молдо, талантливый акын Барпы Алыкулов (1884 - 1949). Выходцы из трудовой среды, они выражали интересы народных масс, обличали манапов, баев и царских колонизаторов как виновников бедствий и страданий народа, выступали против социальной несправедливости, за сближение с русским "народом, за приобщение к его передовой культуре. В конце XIX - начале XX в. наряду с поэзией получила дальнейшее развитие самобытная национальная музыка, а также национальный спорт и игры. Ввиду отсутствия театров и других культурных заведений спорт и игры имели важное значение в общественной жизни киргизов, заполняя их досуг и в известной мере удовлетворяя их духовные потребности.

Несмотря на колониальную политику царизма, его стремление задушить всякое проявление национальной культуры и тем самым удержать народы окраин в темноте и невежестве, на территории Киргизии во второй половине XIX в. начали появляться светские школы, лечебные и культурно-просветительные учреждения. Открывая русские школы в Туркестане, царская администрация, разумеется, - заботилась об образовании детей русских переселенцев. Однако при этом она, как обычно, ис-

стр. 61


ходила из классовых интересов. В крае открывались двоякого: рода училища для русских: начальные (низшие) - для детей "русских простолюдинов" и уездные- для детей чиновников, купцов и других состоятельных лиц, которые в дальнейшем пожелали бы получить гимназическое образование. Училища второго типа открывались в уездных городах или других крупных пунктах. К начальному звену относились также приходские, церковноприходские, частные и сельскохозяйственные училища.

Царское правительство стремилось использовать школы как одно из средств обрусения "инородцев". С этой целью оно предполагало в начальных училищах совместно обучать детей русского и коренного населения. Но в русские школы было привлечено лишь считанное количество детей киргизов, так как вначале коренное население смотрело на эти школы с подозрением, опасаясь, что они могут повлиять на соблюдение детьми национальных обычаев. Кроме того, активную агитацию против обучения в русских школах вело мусульманское духовенство. Тогда туркестанская администрация приступила к осуществлению другого плана русификации - путем создания русско-туземных школ, в которых русский язык вводился как обязательный, но в то же время допускалось преподавание мусульманской религии. Эти школы стали действовать с 1886 года. Они были призваны установить известное равновесие между двумя типами школ: государственными (русскими) и национально- конфессиональными (местными, религиозными). Но и создание русско- туземных школ не рассеяло недоверия местного населения к проводимой властями политике. Родители отказывались посылать детей в школы. В связи с этим по приказанию властей часть детей мелких служащих насильственно направлялась в школы. Деньга, требовавшиеся для оплаты учителей русско- туземных школ, в виде особого негласного налога ежегодно собирались волостными управителями и сельскими старшинами со всех домов селений или юрт аилов. При этом имелось немало злоупотреблений.

Овладение русским языком позволяло ученикам русско-туземных школ в дальнейшем становиться переводчиками у приставов, волостными писарями и т. д. Поэтому в начале XX в. отношение коренного населения к образованию заметно улучшилось. Но количество русско-туземных школ значительно отставало от роста числа русских школ. В 1914 г. в Туркестанском крае имелось 545 начальных училищ ведомства министерства народного просвещения. В них работало 1004 учителя и училось 37619 детей. Русско-туземных школ было всего 96. Из них на территории Киргизии (в нынешних границах) находилось 16 школ, где обучалось всего 740 человек32 . Русско-туземные школы играли известную роль в распространении грамотности. В них преподавались русский язык, арифметика, география и история. Лучшие учителя русско- туземных школ вели борьбу за распространение знаний в народе, за сближение и дружбу между русскими и киргизами. Такими учителями были В. П. Ровнягин, А. С. Лобанов,. А. В. Русиков, А. И. Сапожников и другие.

Городских училищ в Киргизии было только два (в 1879 г. одно из них открылось в Пржевальоке, а другое в 1890 г. - в Пишпеке)33 . Местное население проявило большой интерес к этим учебным заведениям. В 1894 г. от киргизов Пржевальского уезда поступило до 60 заявлений с просьбой принять их детей в городское училище, но 35 из них не было удовлетворено из-за нехватки мест. Из принятых в училище киргизских детей пятеро за неимением теплого верхнего платья и обуви посещали занятия только в теплую погоду34 . В Пишпекском городском


32 Д. Айтмамбетов. Школьное дело в Туркестане. Фрунзе. 1963, стр. 31.

33 ЦГА УзССР, ф. 47, оп. 1, д. 934, л. 42.

34 Там же, ф. 1, оп. IV, д. 1817, л. 5.

стр. 62


училище дети киргизов составляли лишь 20%35 . Существовали в Туркестанском крае и так называемые сельскохозяйственные школы, предназначавшиеся для коренного населения36 . Сюда поступали почти исключительно дети неимущих родителей, а богачи, считавшие физический труд унизительным, смотрели на эти школы с презрением. В Киргизии действовали Пржевальская (с 1888 г.) и Пишпекская (с 1890 г.) сельскохозяйственные школы, в которых обучалось по 20 мальчиков. Позднее количество учащихся в Пишпекской школе увеличилось до 30. Здесь обучались в большинстве сыновья русских крестьян, тогда как в Пржевальской школе в основном учились киргизы. Обе школы были по своей программе начальными, а по целям - специальными, призванными готовить низшие сельскохозяйственные кадры. В этих школах обучение сочеталось в известной степени с практикой, питомцы приучались к тру? ду, получали общие знания о ведении полеводства, садоводства, бахчеводства и пр. Но все же сельскохозяйственные школы готовили определенное количество грамотных людей, в основном из детей бедняков.

Тяга местного населения к знаниям усиливалась, о чем свидетельствовали такие факты, как сборы средств на народное образование и ходатайства перед местной администрацией об открытии школ повышенного типа и даже прогимназий и гимназий, вечерних курсов и т. д. В конце. 1912 г.? была открыта Пишпекская мужская гимназия - единственное среднее учебное заведение в дореволюционной Киргизии. Однако в ней обучалось считанное число детей киргизов, сыновей влиятельных лиц. В основном в гимназию поступали дети представителей городской верхушки. Киргизы Канаевской, Кунтуевской и Байтиковской волостей Пишпекского уезда в заявлении туркестанскому генерал-губернатору писали: "Со стороны кочевого населения нашего уезда пожертвовано 100000 рублей на постройку и открытие в городе Пишпеке мужской гимназии и на содержание уплачивается ежегодно по 60 копеек с юрты, но в гимназию дети наши почему-то не принимаются"37 . На год раньше, в 1911 г., открылась Пржевальская женская прогимназия, содержание которой брало на себя Пржевальское городское общество. В ней обучались в основном дочери состоятельных людей. В 1916 г. было преобразовано в Пишпекскую женскую гимназию существовавшее там частное женское училище.

В период Кокандского ханства на территории Киргизии не существовало системы здравоохранения. Вся "медицина" находилась в руках местных анахарей, невежественных мулл и отчасти народных лекарей (табибы). В 60 - 70-х годах XIX в. в крае возникли первые лечебные учреждения: участки с врачебным персоналом, небольшие аптеки, приемные покои, а позднее - больницы. Они помещались в основном в нанимаемых у частных лиц, совершенно не приспособленных для лечебных целей домах и содержались за счет ничтожных средств из городских доходов, земских сборов и случайных пожертвований. Территория Киргизии была разбита на 11 врачебных участков. Медицинский персонал каждого из них состоял из врача, фельдшера, фельдшерицы-акушерки и двух оспенников (один - из местного населения - для киргизских волостей, другой - для русских селений)38 . В ряде крупных населенных пунктов существовали приемные покои (на 4 - 6 коек), но они не могли приносить ощутимой пользы. По штату здесь полагался фельдшер и переводчик. Фельдшер под наблюдением участкового врача приготовлял и отпускал лекарства. С 90-х годов в таких крупных населенных пунктах, как Покровское, Джалал-Абад, Базар-Курган - на юге, Сазанозка, На-


35 Там же, д. 1347, л. 17; д. 1440, л. 9.

36 "Обзор Семиреченской области за 1888 год". Верный. 1889, стр. 53.

37 ЦГА УзССР, ф. 47, оп. 1, д. 992, лл. 146 - 147.

38 ЦГИА СССР, ф. 1396, оп. 1, д. 324, лл. 112, 115 - 116.

стр. 63


рын и Токмак - на севере, и в некоторых других стали открываться фельдшерские амбулаторные пункты, а за ними - участковые лечебницы. С 1900 г. в Оше работала городская больница на 15 мест39 и лечебница для женщин-киргизок на 10 коек40 . В 1913 г. "в городской больнице амбулаторию лечилось 7 046 чел., из них 5543 из числа местного населения41 . С 1907 г. начали работать участковые лечебницы в селениях Беловодское и Сазановка Пишпекского уезда. В том же году участковая лечебница на 6 коек функционировала в селе Дмитриевском - в Таласской долине42 . Пржевальская городская больница имела 8 коек в 1903 г. и 12 - в 1914 году. Для больницы ежегодно выписывалось на 1000 - 1200 руб. медикаментов и перевязочных материалов; она располагала хирургическими и ампутационными инструментами43 . Больница работала и в Пишпеке. Имелись, наконец, лазареты военного ведомства в Оше, Пишпеке, Пржевалъске и в укреплении Нарын, иногда оказывавшие медицинскую помощь и гражданскому населению44 . При них существовали аптеки, которые продавали медикаменты. Аптеки для местного населения были открыты в Пржевальске и Пишпеке в 1899 г., в Токмаке, а также в селе Сазановке - в 1901 году45 .

Таким образом, медицинская сеть в дореволюционной Киргизии была сосредоточена в городах, а также в местах расположения воинских частей и в переселенческих поселках. Функционировали всего 4 городских (Пржевальская, Ошская, Пишпекская и Токмакская) больницы, в которых насчитывалось в общей сложности 70 коек, 5 сельских больниц (Карабалтинская, Александровская, Беловодская, Сазановская и Базар-Курганская), в которых было всего 30 коек, 21 фельдшерский пункт. В девяти лечебницах работало только 15 врачей46 . В пяти аптеках продавались лекарства для гражданского населения. По статистическим данным, в Киргизии насчитывалось, кроме того, еще 15 коек для беременных женщин и рожениц47 . Все эти учреждения ни по масштабам, ни по своей организации не могли удовлетворить потребности местного населения в медицинской помощи. Кроме того, они были предназначены в первую очередь для русских. Оказание врачебной помощи коренному населению и санитарное просвещение отнюдь не входили в задачу царизма. Забота властей об "охране здоровья" народа заключалась в проведении карантинных мер с тем, чтобы не допустить эпидемий, охранять войска и русское население от заражения инфекционными болезнями. Об этом - красноречиво свидетельствует сообщение священника Колобова из Иссык-Куля: "Из заразных болезней одна только оспа ежегодно уносит много жертв у местных туземцев. Заглядывает оспа и в русские села, но благодаря бдительности медицинского надзора зараза своевременно прекращалась"48 . Кроме натуральной оспы, в Киргизии


39 "Путеводитель по Туркестану и Среднеазиатской дороге". СПБ. 1908, стр. 397.

40 "Туркестанские ведомости", 1901, N 17.

41 ЦГА УзССР, ф. 19, оп. 1, д. 33036, лл. 144 - 167.

42 ЦГИА СССР, ф. 391, оп. 3, д. 492, л. 45; оп. 4, д. 933, л. 43; ф. 1396, оп. 1, д. 330, л. 106.

43 ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1914 г., ед. хр. 142, л. 3.

44 И. И. Гейер. Ферганская область. "Весь русский Туркестан". Ташкент. 1909, стр. 244; Д. Федоров. Чжунгарско-Семиреченский пограничный район. Ч I. Ташкент. 1910, стр. 159.

45 ЦГИА СССР, ф. 1263, д. 5502, журнальная статья 292, 1901 г., л.. 399; ф. 391, оп. 3, д. 492, лл. 47 - 48; "Туркестанские ведомости", 1901, N 101; ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1899 г., ед. хр. 243, л. 33.

46 А. А. Айдаралиев. Дружба навеки. "Советское здравоохранение Киргизии", 1963, N 4 - 5, стр. 6; ЦГА КиргССР, ф. 21, оп. 2, д. 132, л. 29.

47 "Народное хозяйство Киргизской ССР". Статистический сборник. Фрунзе. 1957, стр. 167, 172.

48 М. Колобов. Свято-Троицкий Иссык-Кульский миссионерский монастырь и его окрестности. "Семиреченские областные ведомости" (неофициальная часть), 1905, N 17.

стр. 64


не прекращались эпидемии холеры, сыпного тифа; много людей болело сифилисом, туберкулезом, были широко распространены детские инфекционные заболевания. Все эти болезни ежегодно уносили многие тысячи жизней.

Постепенно киргизы осознавали превосходство научной медицины перед врачеванием табибов. Там, где имелись русские медики, местное население все более охотно обращалось к ним49 . Это стремление усиливалось с каждым годом. Число зарегистрированных в Иссык-Кульском уезде больных киргизов, обращавшихся за врачебной помощью, составляло (по неполным данным) в среднем 194 чел. в год в 1871 - 1880 гг., 741 чел. в 1881 - 1890 годах50 . В ведомостях о числе больных, пользовавшихся Базар- Курганским сельско-врачебным пунктом и амбулаторией Джалал-Абадского участка Андижанского уезда, за 1913 г. указывается, что первый посетили 5125 чел., из них узбеков-1531, киргизов - 2073, лиц других местных национальностей - 193; вторую - 6770 чел., из них узбеков - 2253, киргизов - 2291, представителей других местных национальностей - 10051 . Такие русские врачи, как Ф. В. Поярков и А. Пржегодский, фельдшер В. М. Фрунзе (отец М. В. Фрунзе) и другие, не только оказывали лечебную помощь коренному населению, но и вели санитарно-просветительную работу, боролись с вековыми врагами киргизского народа - оспой, туберкулезом, трахомой. Тесная дружба В. М. Фрунзе с "инородцами" породила неприязненное отношение к нему местного чиновничества.

Одной из важных сторон деятельности русских медиков являлось то, что, ведя борьбу против широко распространенной среди коренного населения оспы, они готовили оспопрививателей из его среды. В 1883 г. в Токмакском уезде работало 20, а в Иссык-Кульском52 - 16 оспопрививателей53 , в 1898 г. их число выросло: в Пишпекском уезде - до 35, в Пржевальском - до 29; в том же году в этих же уездах было произведено прививок соответственно - 7357 и 1614154 . Значение прививок постепенно осознавалось местным населением. Силами оспенников Токмакского врачебного участка (один из них был киргизом) в течение трех лет (1905 - 1907 гг.) была произведена 12061 прививка55 . Однако успешному ведению борьбы против оспы мешало распространение разного рода клеветнических слухов (о наложении русского клейма, о привитии мусульманским детям крови кяфиров - неверных, и т. п.).

Русские врачи внесли свой вклад и в такое важное дело, как исследование и правильное использование лечебных вод Киргизии. Ими были изучены физико- химические и лечебные свойства ряда минеральных источников, которые затем стали служить лечебным целям. На содержание источников местные учреждения и общество Красного Креста отпускали мизерные средства. Описанию минеральных источников и курортных богатств Киргизии посвящен ряд работ дореволюционных исследователей, в частности Н. Гейцига, М. Рождественского, Н. Тейха, И. Бунина и др.


49 Г. А. Колосов. Медицинская помощь инородцам Туркестана и их отношение к русским врачам. Ч. II. СПБ. 1903, стр. 110.

50 В. Вышпольский. Медико-топографические очерки Иссык-Кульского уезда (Пржевальского) Семиреченской области с описанием преобладающих болезней, в зависимости от почвы, климата и бытовых условий, среди населения уезда (за время 1870 - 1890 гг. в гражданском населении и 1884 - 1894 гг. в военном). "Военно-медицинский журнал". Кн. X, N 9 - 12. СПБ. 1895, стр. 154.

51 ЦГА УзССР, ф. 19, оп. 1, д. 33028, лл. 15 - 38; д. 33030, лл. 60 - 87.

52 Токмакский и Иссык-Кульский уезды позднее назывались Пишпекским и Пржевальским.

53 А. Е. Алекторов. Болезни киргизов и средства врачевания их. "Материалы для изучения страны, истории и быта киргизов". Вып. II. Оренбург. 1892, стр. 23.

54 ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть, 1898 г., ед. хр. 336, л. 2.

55 ЦГИА СССР, ф. 1396, оп. 1, д. 324, лл. 115 - 116.

стр. 65


В начале XX в. на территории Киргизии появляются общественные библиотеки- читальни. 14 мая 1902 г. в Пржевальске открылась первая в Семиреченской области народная читальня. Большая заслуга в организации ее принадлежала городскому старосте, по специальности врачу, Н. М. Барсову56 . В ее читальных залах можно было получить разные журналы и газеты. Библиотека начала завоевывать симпатии населения. Кроме членских взносов, уплачиваемых почетными членами, в пользу библиотеки поступали пожертвования в виде денег и книг от русского и местного населения. Но средства эти были весьма ограниченными, и библиотека-читальня постоянно нуждалась в деньгах. В 1904 г. сообщалось, что "гордость Пржевальска, единственная в области бесплатная библиотека-читальня, едва сводит концы с концами, и теперь, чтобы продлить как-нибудь свое существование, прибегла к продаже на вес газет за два минувших года"57 . Лишь благодаря усилиям энтузиастов библиотека продолжала функционировать. Ее материально поддерживал кружок любителей драматического искусства, который существовал в Пржевальске и периодически устраивал спектакли, сборы от которых поступали в пользу библиотеки58 .

При мусульманском благотворительном обществе в Пржевальске, открытом с разрешения военного губернатора Семиреченской области в 1908 г., существовала мусульманская библиотека-читальня. Здесь можно было получить газеты и журналы "Юлдуз", "Нур", "Вакыт", "Бутульхан" (на татарском языке), "Русское слово", "Областные ведомости" и др.59 . Общественная библиотека существовала также в селении при Иссык-Атинском источнике. Она была создана в 1892 году. Книги ее частично были пожертвованы благотворителями, а частично приобретены на средства местного управления Красного Креста. В 1908 г. здесь насчитывалось до 2 тыс. книг60 . В 1912 г. была открыта Токмакская участковая библиотека-читальня. В нее в первые же дни записалось 70 человек. Читателями ее являлись киргизы (30 человек) из Загорных волостей Пишпекского уезда (все они были, конечно, людьми состоятельными). По постановлению правления библиотеки, бедным читателям выдавались бесплатные абонементные билеты. Цель библиотеки-читальни заключалась в том, чтобы дать возможность лицам, получившим начальное образование, заняться самообразованием путем чтения, а также предоставить, грамотному населению разумный отдых. Токмакская общественная библиотека- читальня получала в 1912 г. 23 периодических издания на русском и "мусульманских" языках (татарском, турецком, узбекском, казахском и др.)61 . По инициативе учителя И. А. Чеснокова народная библиотека- читальня открылась летом 1917 г. в Оше. Для ее нужд было собрано более тысячи рублей62 . В Пишпеке существовали общественная библиотека- читальня (фонд - 1795 книг) и мусульманская библиотека (500 книг)63 . Кроме того, в Киргизии имелись библиотеки при приходских, городских и русско-туземных школах. Часто они превращались в народно-школьные и удовлетворяли запросы не только учеников, но и гораздо более широкого круга лиц64 .


56 "Туркестанские ведомости", 1902, N 45; ЦГВИА СССР, ф. 400, азиатская часть. 1904 г., ед. хр. 73, л. 24.

57 "Туркестанские ведомости", 1902, N 78; 1903, N 102; 1904, N 154.

58 "Туркестанские ведомости", 1903, NN 19, 95; 1904, N 154.

59 ЦГА УзССР. ф. 1, оп. 31, д. 578, л. 61.

60 ЦГИА СССР, ф. 1396, оп. 1, д. 324, лл. 101 - 106; "Семиреченские областные ведомости" (неофициальная часть), 1908, NN 9, 44.

61 "Семиреченские областные ведомости" (неофициальная часть), 1912, N 209.

62 ЦГА УзССР, ф. 19, оп. 1, д. 25340, лл. 7 - 12, 15; ЦГА КиргССР, ф. 70, оп. 1, д. 1, лл. 4, 8, 10, 27; "Советская Киргизия", 26.XI.1957.

63 ЦГА КиргССР, ф. 653, оп. 1, д. 138, л. 156.

64 ЦГА КазССР, ф. 90, оп. 1, д. 41, л. 38.

стр. 66


В Пишпеке действовал музыкально-драматический кружок; члены его по инициативе любителя искусства инженера путей сообщения В. В. Панфиловича в 1914 г. договорились с владельцем кинематографического театра "Эдисон" о предоставлении этого здания для устройства в нем спектаклей и концертов65 .

В конце XIX и особенно в начале XX в. в Туркестанском крае, в том числе и в Киргизии, получили распространение привозные и местные периодические издания: газеты и журналы различного направления и содержания на русском (большая часть) и "мусульманских" языках. В известной степени сюда проникала и марксистская литература, с которой немногочисленные грамотные киргизы знакомили более широкие круги местного населения.

Итак, инициатива в организации первых очагов культуры в Киргизии принадлежала представителям русской интеллигенции. Не жалея энергии и времени, часто не считаясь с лишениями, многие из ее представителей беззаветно трудились на ниве народного просвещения и здравоохранения. Благодаря им лучи знания проникали в среду почти сплошь неграмотного местного населения, пробуждая в нем новые интересы и стремление к сознательной жизни. "Вместе с появлением русских на киргизской земле, - писали трудящиеся Советской Киргизии Центральному Комитету ВКП(б), - начали появляться тогда еще слабые ростки культуры и просвещения. Не царизм и его сатрапы, а передовые представители России несли эту культуру. Выдающиеся русские ученые-исследователи - Мушкетов, Северцов, Федченко, Семенов-Тяншанский, Пржевальский - первые раскрыли и описали несметные богатства нашего края. Могучая русская культура стала источником быстрого прогресса нашего народа"66 .


65 ЦГА КиргССР, ф. 688, оп. 1, д. 67, л. 377.

66 Письмо трудящихся Киргизской ССР ЦК ВКП(б) в ознаменование 20- летия республики. "Правда", 3.III.1946.


© library.kg

Permanent link to this publication:

https://library.kg/m/articles/view/ВЛИЯНИЕ-РОССИИ-НА-ХОЗЯЙСТВЕННОЕ-И-КУЛЬТУРНОЕ-РАЗВИТИЕ-КИРГИЗИИ

Similar publications: LKyrgyzstan LWorld Y G


Publisher:

Kyrgyzstan OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.kg/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Д. О. АЙТМАМБЕТОВ, ВЛИЯНИЕ РОССИИ НА ХОЗЯЙСТВЕННОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ КИРГИЗИИ // Bishkek: Library of Kyrgyzstan (LIBRARY.KG). Updated: 18.06.2023. URL: https://library.kg/m/articles/view/ВЛИЯНИЕ-РОССИИ-НА-ХОЗЯЙСТВЕННОЕ-И-КУЛЬТУРНОЕ-РАЗВИТИЕ-КИРГИЗИИ (date of access: 22.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Д. О. АЙТМАМБЕТОВ:

Д. О. АЙТМАМБЕТОВ → other publications, search: Libmonster KyrgyzstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Kyrgyzstan Online
Bishkek, Kyrgyzstan
73 views rating
18.06.2023 (309 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
CHINA ON THE THRESHOLD OF THE 12TH FIVE-YEAR PLAN
Catalog: Экономика 
6 days ago · From Masturbek Elzhanov
РЕЗЕРВНАЯ АРМИЯ ИГИЛ: РЕСУРС И МАНЕВР
45 days ago · From Masturbek Elzhanov
ПОЛИТИКА "МЯГКОЙ СИЛЫ" ТУРЦИИ В КЫРГЫЗСТАНЕ
58 days ago · From Masturbek Elzhanov
THE SYRIAN CRISIS AND RADICAL ISLAMISM
82 days ago · From Masturbek Elzhanov
"WE ARE LIKE PEBBLES ON THE ROAD, TRAMPLED UNDER THE FEET OF THE RICH"
91 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФОНД МАРДЖАНИ - ПОПУЛЯРИЗАТОР ИСЛАМСКОГО ИСКУССТВА
91 days ago · From Masturbek Elzhanov
HENRY KISSINGER ON THE PAST AND FUTURE OF U.S.-CHINA RELATIONS
101 days ago · From Masturbek Elzhanov
С МЕЧТОЙ, СЛОВАРЁМ И ОТВАГОЙ
106 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФЕНОМЕН ИСЛАМСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
136 days ago · From Masturbek Elzhanov
БУДДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА: ОТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ "МЯГКОЙ СИЛЫ" ДО ПОТЕНЦИАЛА ЛУМБИНИ
159 days ago · From Masturbek Elzhanov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.KG - Digital Library of Kyrgyzstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ВЛИЯНИЕ РОССИИ НА ХОЗЯЙСТВЕННОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ КИРГИЗИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KG LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kyrgyzstan ® All rights reserved.
2023-2024, LIBRARY.KG is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kyrgyzstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android