Libmonster ID: KG-647

В преддверии летней Олимпиады-2008, которая пройдет в Пекине, тема прав человека в КНР особенно активно обсуждается западными СМИ. Эти дискуссии подхлестнули недавние волнения в Тибете, во время которых, по разным оценкам, погибло не менее 140 человек. Официальное отношение в нашей стране к соблюдению демократических свобод в КНР заметно отличается от позиции западноевропейских стран и США. Между тем, по-прежнему малоизученной остается история оппозиционного движения в Китае.

Оппозиционное движение в Китае уходит своими корнями в 70-е гг. прошлого века. С особой силой оно развивалось после того, как пекинской общественности стало известно о реабилитации на Рабочем совещании ЦК КПК в ноябре 1978 г. событий, получивших в исторической литературе КНР название "движение 5 апреля" (1976 г.) Стихийный протест широких слоев китайского общества против политики "культурной революции" и попыток ее возрождения в 1976 - 1978 гг. получил название "Пекинская весна" (по аналогии с "Пражской весной" 1968 г.).

Тема "Пекинской весны" не изучалась ни в советской, ни в последующей российской историографии, а на ее изучение в Китае наложен строгий запрет. В исследовании этой проблемы больше всего преуспели тайваньские историки. Речь идет о публикации в 20 томах сборника, в котором, хотя и далеко не в полном объеме, собраны "дацзыбао" периода "Пекинской весны"1. Усилиями тайваньских ученых в серии "Изучение материкового Китая" вышло несколько книг, посвященных разным аспектам "Пекинской весны". Кроме того, в этом направлении проведена большая работа в Гонконге (задолго до воссоединения с КНР)2.

"БАНДА ЧЕТЫРЕХ" И ДЭН СЯОПИН

Сформировавшаяся в самом начале 70-х гг. внутри КПК ультралевая фракционная группировка, именуемая в исторической литературе "бандой четырех" или просто "четверкой" (группа лидеров КПК - вдова Мао Цзэдуна Цзян Цин и три ее единомышленника: Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань и Ван Хунвэнь), вынашивала далеко идущие планы узурпации высшей партийной и государственной власти. Однако на открывшейся сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) пост и. о. премьера Госсовета занял Дэн Сяопин, он же 5 января 1975 г. по предложению Мао Цзэдуна был назначен заместителем председателя Военного Совета КПК и одновременно начальником Генштаба НОАК, а 8 января на пленуме ЦК X созыва избран заместителем председателя ЦК КПК и введен в состав Постоянного Комитета Политбюро (ПК ПБ).

Сразу после смерти Чжоу Эньлая (премьер Госсовета КНР с 1949 г.) 8 января 1976 г. в Китае резко обострилась политическая борьба за ключевой в системе власти пост премьера Госсовета. Особый драматизм этой схватке придавало то обстоятельство, что она протекала на фоне начавшегося осознания порочности политики "культурной революции" различными слоями населения страны.

Широкая китайская общественность симпатизировала курсу, проводимому Чжоу Эньлаем: свертывание левизны, частичная реабилитация кадровых работников с возвращением их в партийный и государственный аппарат и, наконец, принятие мер для возрождения национальной экономики. Она видела в Дэн Сяопине достойного наследника этой политической линии. Именно на плечи Дэн Сяопина пала вся будничная и рутинная работа по руководству страной в период болезни своего предшественника. Эта работа вскоре дала первые ощутимые результаты - произошла частичная стабилизация обстановки в стране, были приняты меры для возрождения национального хозяйства.

Всю свою ненависть к Чжоу Эньлаю "четверка" обрушила теперь на Дэн Сяопина, развернув против него идеологическую травлю. По сигналу свыше средства массовой информации обвиняли его в отступлении от генеральной линии "культурной революции". Линия поведения "четверки", рвавшейся к власти, пришла в резкое противоречие с мнением широких слоев китайского общества относительно правительственного курса и тех, кто его олицетворял (Чжоу Эньлай, Дэн Сяопин).

Именуемое в китайской печати "движение 5 апреля" 1976 г.* имеет важное значение для понимания генезиса оппозиционного движения в Китае.

ПЕРВЫЕ "ДАЦЗЫБАО"

Конфликт общественности с властями серьезно обострился сразу же после смерти Чжоу Эньлая, что проявлялось в расклеивании "дацзыбао" и распространении листовок, в которых клеймилась деятельность "четверки". Анализ дошедших до нас "дацзыбао", пользовавшихся большой


* Имеются в виду разрозненные акции отдельных лиц и групп в различных районах Китая после смерти Чжоу Эньлая. Эти события получили свое название по аналогии с движением "4 мая" 1919 г., когда пекинские студенты и молодежь других городов выступили против тайных договоров, заключенных Пекином с Японией в 1918 г. Это выступление в мае-июне 1919 г. было поддержано рабочими, городской беднотой, представителями национальной буржуазии (прим. авт.).

стр. 62

симпатией среди населения, подтверждает сказанное.

В первую очередь необходимо сказать о "дацзыбао", написанном за три года до описываемых событий - в преддверии сессии ВСНП в 1973 г. Оно было подписано Ли Ичжэ (это псевдоним, составленный из иероглифов фамилий трех ее авторов - Ли Чжэнтянь, Ван Сичжэ, Чэнь Иян), в его написании принимал участие и четвертый автор - Го Хунчжи. Все они были активистами хунвэйбиновского движения, хотя придерживались разной идейно-политической ориентации. "Дацзыбао Ли Ичжэ" получило широкую известность, им зачитывались даже жители отдаленных уголков страны.

Четыре молодых человека наивно полагали, что Мао Цзэдун был введен в заблуждение Линь Бяо (политический деятель, с весны 1969 г. - единственный заместитель председателя ЦК КПК и считался единственным "преемником" Мао. В начале 70-х гг. рассорился почти со всеми членами Политбюро, прежде всего с Чжоу Эньлаем, который после него стал "новым" вторым человеком в партии. По официальной версии Пекина, погиб в авиакатастрофе при попытке к бегству в СССР в сентябре 1971 г.). Мао якобы не знал о происходящих событиях и об истинном положении дел в стране. После гибели Линь Бяо, как им казалось, Мао немедленно разберется с ситуацией в партии и государстве и наведет должный порядок.

Иначе говоря, главным мотивом авторов, выступивших с "крамольным", с точки зрения властей, "дацзыбао", было донести до Мао Цзэдуна всю правду о воцарившемся в Китае хаосе, открыть ему глаза на все творившиеся безобразия, что позволит принять действенные меры. Авторы "дацзыбао" взяли на себя смелость утверждать, что "культурная революция" не выполнила поставленных перед нею задач, т. к. не создала условий для того, чтобы народ овладел орудием подлинной народной демократии, каковым, по их мнению, является форма волеизъявления в виде "дацзыбао", которое находит неизменную поддержку Мао3.

Авторы "дацзыбао" подняли вопросы, дающие основание считать "дацзыбао Ли Ичжэ" важной вехой в истории оппозиционного движения в Китае.

Надо сказать, что акции протеста, первоначально проявлявшиеся в расклеивании "дацзыбао", клеймивших деятельность "четверки", в значительной мере были спровоцированы самой же "бандой четырех" запретом на обнародование материалов о "скорби миллиардного народа по премьеру Чжоу"4. Такое оскорбительное в отношении Чжоу поведение "четверки" вызвало широкое негодование народа. Отдельные протесты в виде расклеивания "дацзыбао" стали перерастать в массовые демонстрации, которые впервые произошли в Нанкине5.

ЧТО ПРОИЗОШЛО 5 АПРЕЛЯ?

В конце марта 1976 г. пришел в движение и Пекин, где в авангарде развернувшегося протеста выступила учащаяся молодежь. Еще 19 марта учащиеся Пекина возложили первый венок в память о Чжоу Эньлае к подножию обелиска Павшим героям китайской революции. Тем самым было положено начало бесконечному шествию с венками в память усопшего премьера. Затем ежедневно молодежь собиралась на площади Тяньаньмэнь, расклеивала листовки и "дацзыбао" с проклятиями в адрес "банды четырех", читала стихи, посвященные Чжоу Эньлаю.

5 апреля (день поминовения усопших) 1976 г. на центральную площадь китайской столицы собралось свыше 2 млн. человек, которые выкрикивали лозунги в поддержку Чжоу и Дэн Сяопина и клеймили позором преступную деятельность "четверки"6.

Напуганные размахом выступлений жителей столицы, власти стянули на Тяньаньмэнь армейские подразделения, силы общественной безопасности и т. н. народных ополченцев. Последовал приказ о принятии "необходимых мер для пресечения беспорядков". К вечеру 5 апреля приказ был выполнен: арестованы добровольцы, охранявшие венки, памятник Павшим героям революции плотно блокирован. Ночью на 200 грузовиках свыше двух тысяч венков были вывезены и уничтожены. Однако на следующий день десятки тысяч людей вновь собрались на площади и требовали вернуть венки. Полиция избивала демонстрантов, многие были брошены в тюрьмы.

Так власти расправились с "движением 5 апреля", в ходе которого его участники применяли исключительно мирные средства борьбы - шествия с венками, чтение стихов на различных митингах памяти Чжоу Эньлая, распространение "дацзыбао"7.

Вечером 7 апреля Политбюро утвердило два решения - назначить Хуа Гофэна первым заместителем председателя ЦК КПК и премьером Госсовета КНР, сместить Дэн Сяопина со всех занимаемых постов. На этом же заседании массовые выступления характеризовались как "контрреволюционные". Начались повальные аресты активных участников событий в различных городах страны, а также организаторов общенационального оппозиционного протеста.

Вся ответственность за случившееся была возложена властями на Дэн Сяопина. Но вряд ли Дэна можно заподозрить в организации "движения 5 апреля" - после своей траурной речи по поводу смерти Чжоу Эньлая 11 января 1976 г. он был взят под домашний арест8.

Китайская общественность продолжала выступления после их жестокого подавления в столице. С января по апрель 1977 г. власти производили аресты участников митингов и демонстраций, требовавших по-новому взглянуть на характер "движения 5 апреля".

Вообще, в течение 1977 - 1978 гг. вопрос о событиях 5 апреля, пожалуй, стал одним из центральных в политической жизни Китая. Леваки, сделавшие себе карьеру в годы "культурной революции", продолжали цепляться за ключевые посты в партии и государстве. Они стремились к тому, чтобы ни в коем случае не допустить восхождения к вершинам власти Дэна, которого считали главным оппонентом "культурной революции".

Дэн же со своими соратниками, в частности с Ху Яобаном (ранее возглавлял китайский комсомол, стал одной из первых жертв "культурной революции", провел несколько лет в заключении), провел серию крупных мероприятий по развенчанию "культурной революции" и по восстановлению законности, нарушенной в стране еще задолго до "культурной революции" (имеется в виду

стр. 63

реабилитация т. н. правых). Набирая таким образом "очки", фракция ветеранов, чувствуя настроение общественности, готовилась к решительной схватке с ортодоксальными сторонниками прежнего маоистского курса.

В ноябре 1978 г. на Рабочем совещании ЦК ветераны сумели воспользоваться тем, что позиции леваков пошатнулись. По их мнению, "демонтаж" здания "культурной революции" предполагал прежде всего решение некоторых крупных "дел", доставшихся в наследство от прежнего периода. Среди них Чэнь Юнь (ранее и после - зам. премьера Госсовета), выступая на этом совещании 12 ноября, назвал события на Тяньаньмэнь выражением скорби нескольких миллионов пекинцев по Чжоу Эньлаю, их несогласия с критикой Дэн Сяопина. ЦК, по его мнению, должен был положительно оценить это движение, которое охватило многие крупные города Китая9.

Под давлением участников совещания выступил Хуа Гофэн, охарактеризовавший события 1976 г, как революционное движение масс. И уже 14 ноября Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК принял решение, обязывавшее Пекинский горком партии опубликовать заявление о реабилитации всех участников оппозиционного протеста. В декабре 1978 г. III пленум ЦК КПК дал новую оценку событиям 1976 г. На том же пленуме в состав высших органов партии вошли многие ветераны, Ху Яобан стал генеральным секретарем КПК.

"СТЕНА ДЕМОКРАТИИ"

Поступательному восхождению к вершинам власти ветеранов, кровно заинтересованных в оттеснении с политической арены страны своих главных оппонентов - сторонников "культурной революции", содействовал подъем массовых выступлений. Сама эта волна общенационального протеста стала возможной, а в известной мере даже была подготовлена ветеранами. Тогда их фракция остро нуждалась в широкой общественной поддержке своей программы выхода из глубокого и тяжелого кризиса, поразившего Китай в результате проведения антинародного курса Мао Цзэдуна.

Сигналом к массовым выступлениям послужила упомянутая выше директива Политбюро ЦК КПК от 14 ноября 1978 г.

15 ноября 1978 г. газета "Жэньминь жибао" поместила информационное сообщение о реабилитации всех участников событий 1976 г., а 17 ноября 1978 г. довела до сведения общественности, что Пекинское управление министерства общественной безопасности КНР произвело полную реабилитацию участников апрельского движения 1976 г.

Мгновенной была реакция Пекинского университета, его студенты в стенах заведения стали расклеивать "дацзыбао" с требованием сместить первого секретаря Пекинского горкома КПК, принимавшего самое активное участие в подавлении "движения 5 апреля" 1976 г.

"Жэньминь жибао" всколыхнула столичную молодежь. Первые "дацзыбао" появились 17 ноября 1978 г. на перекрестке, соединяющем улицы Ванфуцзин и Сидань. Этой акцией было положено начало "Пекинской весне".

Улица Сидань стала главным местом распространения "дацзыбао". Стена на ул. Сидань и стала называться "Стеной демократии". Сюда непрерывным потоком шла молодежь с заранее заготовленной печатной продукцией. Японский китаевед проф. Минору Такэути (университет Киото) сфотографировал более 200 "дацзыбао" в январе 1979 г. во время туристической поездки в КНР*. По их содержанию можно судить о том, какие проблемы находились в фокусе напряженной внутриполитической борьбы в Китае.

Анализ "дацзыбао" показывает, что в них ставились вопросы, касавшиеся самых элементарных прав жертв "культурной революции". При этом отсутствовали какие-либо антипартийные и антиправительственные лозунги. Авторы листовок лишь клеймили Цзян Цин и других членов клана "четверки", называли их олицетворением "феодально-фашистской диктатуры", полностью обходили имя Мао Цзэдуна, иногда даже брали его под защиту. Разрозненные и стихийные выступления десятков тысяч людей, униженных и оскорбленных "культурной революцией", приводили в движение широкие слои трудящихся города, выводили их из состояния пассивности и инертности.

Застрельщиком перевода ранее начавшегося оппозиционного движения на рельсы политической борьбы выступило "Просветительское общество", организованное студентами и преподавателями г. Гуйчжоу. Прибывшие в Пекин из Гуйчжоу "просветители" вечером 24 ноября 1978 г. вывесили на площади Тяньаньмэнь рядом с мавзолеем Мао Цзэдуна "дацзыбао" с призывом переоценить культурную революцию** и пересмотреть отношение к словам и делам Мао Цзэдуна, охарактеризовав их "верными на 30% и ошибочными на 70%". Листовка, по свидетельству очевидцев, потрясла столичную общественность10. Нашлись даже отдельные смельчаки, которые вывесили заранее переписанное ими "дацзыбао" в учреждениях, где они работали. После этого поток "дацзыбао" с ярко выраженной политической окраской захлестнул всю страну, а некоторые, разоблачавшие преступную деятельность "банды четырех", перепечатывались на страницах "Жэньминь жибао"11.

Во всех без исключения доступных нам "дацзыбао" в разной тональности с различной эмоциональной окраской звучит один и тот же призыв - подвергнуть критическому анализу идейно-теоретическую и организационно-практическую деятельность Мао и тем самым расчистить путь для "социалистического обновления Китая". Неизменным оставалось требование полностью и безо всяких оговорок развенчать теорию и практику "культурной революции", прервавшей развитие Китая и нанесшей огромный ущерб делу социалистического строительства в Китае.

Авторы листовок большое внимание уделяли политической сфере общественной жизни. Такого рода "дацзыбао" появлялись не только на ул. Сидань, но и в большинстве районов китайской столицы. Примеру Пекина последовали многие провинциальные центры и крупные города, жители


* М. Такэути подарил тексты "дацзыбао" доктору филологических наук Л. З. Эйдлину во время его пребывания в Японии в мае 1979 г. Этот комплект "дацзыбао" ныне хранится в Институте востоковедения РАН (прим. авт.).

** Термин "культурная революция" стали брать в кавычки только с середины августа 1979 г. (прим. авт.).

стр. 64

которых сооружали свои "стены демократии". Оппозиционное движение по мере своего развития все больше приобретало характер общенациональной политической борьбы.

В этом смысле "Стена демократии" являлась средством, способным вывести общественность страны из состояния "всеобщего онемения" после отмены многих запретов периода "культурной революции".

Общественное движение в Китае приобретало все больший размах. И хотя его основные силы базировались в Пекине, оно вызывало огромный резонанс по всей стране и получало широкую поддержку различных слоев населения. Продолжал нарастать мощный протест молодежи, ранее угнанной в деревню. Наряду с крупными конфликтами повсеместно и ежедневно происходили "мелкие" столкновения.

В этой связи примечательна история девушки Фу Юэхуа, на долгое время приковавшая к себе внимание общественности. Фу Юэхуа была несправедливо уволена с работы и оклеветана директором магазина, в котором работала. Лишившись работы и средств к существованию, в ноябре 1978 г. возглавила несколько сот петиционеров, которые несли "дацзыбао" с надписями "За демократию", "За права человека" и затем устроили шествие на Тяньаньмэнь. Событие всколыхнуло всю столицу. Пекин не помнил случая, чтобы кто-то осмелился с такими лозунгами выйти на улицы города. Власти арестовали Фу, а заодно и некоторых участников "голодного марша". Началась волна общественного протеста. "Дело Фу Юэхуа", наспех состряпанное полицейскими чинами, постепенно разваливалось. Но оно привлекло всеобщее внимание зарубежных журналистов и правозащитных организаций, а также имело особый смысл еще и потому, что в организованном ею движении впервые во всеуслышание прозвучали как самостоятельные лозунги "За демократию" и особенно "За права человека" (последний с 1949 г. был напрочь исключен из политического лексикона страны).

"НАРОДНЫЕ ИЗДАНИЯ"

Несколько позднее "дела" Фу Юэхуа, в первых числах декабря 1978 г., группа молодых активистов оппозиционного движения выступила с инициативой выпускать свои периодические издания в виде малоформатных журналов. В течение декабря 1978 г. - начала января 1979 г. появились десятки журналов, которые несли в массы те же идеи, что и "дацзыбао". Вне Пекина выходило 127 изданий, по крайней мере, в 26 городах Китая. Они получили в Китае общее название "Журналы, издаваемые народом" ("Миньбань канъу"), их также именовали "подпольными народными изданиями".

16 декабря 1978 г. вышел первый номер журнала "Сыу луньтань" ("Трибуна 5 апреля"), который развесили на "Стене демократии". Его издатели - известные уже тогда представители оппозиции Сюй Ливэнь, Хоу Цзунчжэ и Чжао Нань. Вскоре появился журнал "Стена демократии", составленный из распространяемых листовок. Большим событием внутриполитической жизни Китая стал также выход журналов "Бэйцзин дэ чунь" ("Пекинская весна") (названного так видным китайским социологом Ян Цзяци по аналогии с "Пражской весной" 1968 г.) и еще двух - "Права человека в Китае" и "Газета прав человека в Китае".

Появление большого количества "самиздатских" журналов крайне обеспокоило новое руководство партии, и оно постепенно перешло к подавлению движения молодых оппозиционеров. Все столичные типографии были взяты под строгий контроль.

Анализ "народных изданий", т. е. "самиздата", в которых излагаются идейно-политические воззрения группировок-участниц оппозиционного движения, показывает, что само движение вряд ли, в строгом смысле слова, являлось оппозиционным, так как направлялось не против существовавшего тогда режима вообще. Таковым оно выступало лишь в отношении политики "культурной революции", приведшей страну на грань национальной катастрофы.

В "дацзыбао" уже намечалась тенденция разделения разворачивавшегося протеста на два течения. Первое и самое массовое получило известность как "движение за социалистическую демократию"12. Наиболее полно отражал взгляды этого движения журнал "Трибуна 5 апреля". Другое течение представлено лишь одним журналом "Таньсо" ("Поиск").

Участники "движения за социалистическую демократию", осуждая политику "культурной революции", в то же время одобрительно относились к идее "однопартийной диктатуры", хотя при этом всячески подчеркивали, что "диктатура партии" душит всякое проявление "инакомыслия", предписывает всем "думать одинаково". Осмысливая уроки "культурной революции" и причины, ее породившие, они лишь подчеркивали, что происшедшее - результат "молодости" и "неопытности" социализма как на мировом, так и на национальном уровнях.

ЖУРНАЛЫ "ТРИБУНА 5 АПРЕЛЯ"...

В изданиях движения звучали призывы переосмыслить опыт строительства социализма под углом зрения Парижской Коммуны, с учетом уроков югославского пути развития, который рассматривался как высшее достижение марксизма. В статьях подвергались также критике избирательная система социализма и ее китайский аналог, культ личности Сталина и в этой связи культ Мао, который во многом стал возможен из-за "утери контроля народных масс над партийным руководством страны"13. Авторы этого направления массового протеста - решительные сторонники теории классовой борьбы. Они даже принимали ее маоистскую версию времен "культурной революции", считая лишь, что тогда она была "излишне гипертрофирована".

В обширном интервью гонконгскому журналу "Обозреватель" главный редактор журнала "Трибуна 5 апреля" подробно рассказал о целях представляемого им движения. Он подчеркнул, что оно нацелено главным образом на общественные перемены, т. е. на осуществление стратегической программы "четырех модернизаций" (модернизации промышленности, сельского хозяйства, обороны, науки и техники)*. В свою очередь, такая задача пред-


* Была впервые выдвинута в 1954 г. Чжоу Эньлаем, повторно предложена Чжоу вместе с Мао в январе 1975 г. в ходе исправления последствий "большого скачка". Считается в Китае самым важным завещанием Чжоу. В полной мере приступить к осуществлению программы удалось Дэн Сяопину только после разгрома "банды четырех" в октябре 1976 г.

стр. 65

полагает развитие демократии и укрепление законности в стране, обеспечение основных прав народа и, в частности, свободы слова. Серьезным препятствием на пути "гармоничного развития китайского общества является политическая система социализма" с присущей ей "мощной бюрократической прослойкой". Отсюда острое желание покончить с "деформациями социализма" и таким "уродливым его порождением, как "четверка", чтобы "подлинным хозяином жизни стал трудовой народ"14.

Сформулированная издателем "Трибуны 5 апреля" позиция немногим отличалась от официальной позиции китайских властей того периода времени. Важно отметить, однако, что разночтения касались места и роли народа в процессе общественного созидания, а также гражданских свобод - свободы слова и печати как средств выражения народного волеизъявления.

"Трибуна 5 апреля" отражала наиболее типичные в тот период для китайского общества взгляды о совершенствовании и улучшении системы социализма. Журнал "Таньсо" ("Поиск"), выступавший с собственным видением проблем общественного устройства, представлял более радикальное направление в оппозиционном движении.

...И "ТАНЬСО"

Журнал "Таньсо" наиболее последовательно отразил взгляды того небольшого звена массового движения, которое решительно требовало проведения в жизнь демократических принципов управления обществом, считало демократию абсолютной ценностью и отрицало классовый характер демократии.

Первый номер "Поиска", выпущенный в виде отдельной листовки 5 декабря 1978 г. и расклеенный на "Стене демократии", выступил с беспрецедентной для Китая бескомпромиссной критикой теории и практики социализма в Китае. Всеобщее внимание привлекли, прежде всего, название листовки - "Пятая модернизация, демократия и другое", выдержанной в духе неприятия и отрицания дела социализма в Китае, и четко сформулированный в ней лозунг - "без демократии нет и модернизации".

Собственно журнал "Поиск" родился 8 февраля 1979 г. в результате сотрудничества Вэй Цзиншэна, Лу Линя и Ян Гуана (Вэй Цзиншэн работал электриком в пекинском зоопарке, в прошлом - учащийся-хунвэйбин. По некоторым данным, в работе "Таньсо" принимал участие философ-социолог, вероятнее всего, Ян Цзяци - видный китайский социолог, ныне диссидент. Однако это не умаляет заслуги Вэй Цзиншэна, взявшего на себя ответственность за издание журнала-пропагандиста реформы политической системы. Лу Линь и Ян Гуан - молодые люди, откликнувшиеся на призыв Вэй Цзиншэна присоединиться к нему и разделявшие его взгляды).

С точки зрения "Таньсо", политическая система в стране не претерпела никаких изменений, а вопросы демократии и свободы даже не поставлены в повестку дня. Авторы призывали весь китайский народ "не верить всякого рода политическим шарлатанам" от правящей партии, выдающим себя за "носителей совести нации" и твердящих, что "марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна являются основой основ", что "Мао - великий спаситель народа", что "без компартии и Мао Цзэдуна нет и нового Китая"15. "В Китае на текущем этапе его развития нет и малейшего намека на демократию, народ зовут идти по так называемому социалистическому пути развития. По Марксу это означает, что народ или пролетарские массы становятся хозяином своей судьбы. На деле остаются лишь "диктатура пролетариата", т. е. "модификация российского диктаторства", что означает "социалистическую тиранию китайского образца". "Мы хотим модернизированного человека, демократии, требуем свободы и счастья для народа. Вот единственная цель нашей модернизации. Без пятой модернизации мы ничего не добьемся", - писали авторы16.

"Таньсо" выражал твердую уверенность в том, что народ, наученный горьким опытом "культурной революции", понял цель своей борьбы. "Стена демократии" в этом смысле слова стала "передовой линией народной борьбы против сил реакции"17. Демократия - это общественное условие для развития быстрыми темпами модернизируемого производства. Без этого условия невозможны ни модернизация жизни, ни модернизация производства...

В деятельности группы "Таньсо" впервые в истории китайской общественно-политической мысли адекватно развивались идеи демократии, дополненные таким же адекватно интерпретируемым понятием "прав человека" ("жэньцюань" в отличие от "миньцюань" (гражданские права)*, как это интерпретировалось видными представителями общественной мысли Китая.

Впервые в обиход было введено понятие "пятая модернизация", понимаемое как "реформа политической системы" и трактуемое как "модернизация современного человека", предполагающая наделение личности "правами человека".

"Пятая модернизация" к тому же ставила под сомнение широко разрекламированную в китайской партийной печати тех лет программу "четырех модернизаций". По мнению "Таньсо", эта навязанная верхами партии программа не поможет решению насущных проблем китайского общества без проведения реформы политической системы. Социализм рассматривался как одна из разновидностей тоталитаризма, отметались диктатура пролетариата и режим однопартийной диктатуры. И, наконец, "Таньсо" призывал своих соотечественников не идти по пути утопии Маркса, Ленина и вознесенного в Китае до небес Мао Цзэдуна. Только преодолев это "зло", можно будет свободно вздохнуть, появится свобода выбора.

Деятельность "Таньсо" имела большое значение в деле сближения позиций различных секторов оппозиционного движения. Так, "Таньсо" выступил с идеей совместного заявления ряда организаций и печатных изданий. В январе 1979 г. "Таньсо", "Трибуна 5 апреля", "Лига прав человека", "Пекинское отделение общества просветительства", "Народная трибуна" и "Сегодня" опубликовали совместное обращение к властям с требованиями предоставить массовым общественным объединениям и изданиям право высказаться по всем вопросам на "Стене демократии".

Это совместное заявление


* В китайском языке понятие "миньцюань" соответствует "демократии". Автор "дацзыбао", используя "миньцюань", не точен. "Гражданские права" следует обозначать как "гунминь цюань".

стр. 66

привлекло внимание оппозиционной общественности в китайской столице к деятельности "Таньсо". Те, кто находился в "мягкой" оппозиции к властям, постепенно начали уяснять смысл понятия "права человека", о котором раньше не имели представления, все больше проникаясь идеей необходимости борьбы за эти права в повседневной жизни.

Казалось, что страна стоит накануне нового прилива оппозиционного движения с дальнейшим укреплением и расширением в нем позиций радикально-демократических сил. Однако таким надеждам не суждено было осуществиться в Китае.

Углубление оппозиционного движения сильно насторожило лидеров правящей коммунистической партии. Казалось бы, на первых порах фракция ветеранов (Дэн Сяопин и его единомышленники) явно симпатизировала оппозиции. Более того, она ее активно поддерживала. Ветераны использовали ее в своих целях - для очистки партийных и государственных органов от засилья большого слоя функционеров "культурной революции" и, в конечном счете, для собственного политического самоутверждения.

Именно стихийный массовый протест, начавшийся после реабилитации событий "5 апреля", позволил ветеранам окончательно закрепить свои властные позиции. Однако, став у кормила власти в партии и государстве, в радикально-демократических требованиях "Таньсо" они усмотрели призыв к свержению господства компартии, прикрытый лозунгами построения в Китае "справедливого социалистического общества". Эксплуатируя "социалистическую" веру масс, в том числе и умеренной оппозиции, правящая партия, прежде всего, направила все усилия правоохранительных органов на борьбу со всякого рода "инакомыслием".

29 марта 1979 г. Вэй Цзиншэн был взят под стражу по обвинению в "пропаганде и агитации контрреволюционных взглядов". Его единомышленники Лу Линь и Ян Гуан выпустили "Обращение к гражданам всего мира и Китая", в котором арест Вэя квалифицировался как подавление свободы слова и звучал призыв к соотечественникам и всему мировому сообществу приложить максимум усилий для его освобождения. После опубликования "Обращения" Лу Линь и Ян Гуан, опасаясь репрессий, покинули Пекин - "Таньсо" прекратил свое существование (всего вышло 5 номеров этого журнала).

Международная организация "Эмнести интернешнл" объявила апрель 1979 г. "месячником в защиту Вэя Цзиншэна", в адрес ЦК КПК поступали тысячи писем из США и Западной Европы с требованием освободить Вэя. В ответ на это власти усилили работу по "отлову" сторонников "Таньсо". Лу Линь и Ян Гуан были арестованы. В Пекине и других городах страны прокатилась мощная волна "дацзыбао", общественность активно выступала не только против ареста Вэя и его товарищей, но также и в защиту оказавшихся за решеткой других деятелей оппозиции.

Официальный Пекин перешел к массированному наступлению на всех лидеров и активистов общенационального протеста, власти взяли курс на удушение оппозиции. Началась "охота" за инакомыслящими по всей стране. 13 августа 1989 г. сессия ВСНП исключила из конституции КНР ст. 45, поставив под запрет "Стену демократии" и "дацзыбао"*. Этот день знаменовал собой конец "Пекинской весны" - первой волны оппозиционного протеста в Китае.

Радикалы, убедившись в бесплодности своих попыток изменить что-нибудь к лучшему в общественной жизни, постепенно разными путями стали покидать Китай, эмигрируя в Японию, США и страны Западной Европы.

* * *

"Пекинская весна" дала старт демократическим процессам в Китае, которые впоследствии получили свое развитие в студенческих выступлениях 1986 г. и в известных событиях на площади Тяньаньмэнь летом 1989 г. Формы борьбы в том виде, в каком они сложились в ходе "Пекинской весны" (расклеивание "дацзыбао", их широкое обсуждение на т. н. семинарах и т. д.), широко применялись и в ходе последующих демократических движений.

Тема прав человека в сегодняшнем Китае активно обсуждается во многих странах. "Эмнести интернешнл" регулярно публикует соответствующие материалы, рассматривая их в связи с Олимпиадой-2008, за нарушениями прав человека в Китае следят веб-сайт на китайском языке "Народный обозреватель" и организация "Матери Тяньаньмэнь". Активно на этом фронте выступают зарубежные китайские правозащитники - писатели, журналисты, адвокаты, присоединившиеся к "Альянсу противостояния репрессиям в Китае"18. Этот список можно продолжить... Однако исследование движения китайских диссидентов на современном этапе - предмет отдельного разговора, выходящего за рамки данной статьи.


* Право на написание "дацзыбао" было закреплено в конституции КНР 1975 г., в 1978 г. была принята очередная конституция КНР, в которой ст. 45 подтвердила это право (прим. авт.).

1 Далу дися хуйбянь (Сборник подпольной периодической печати в материковом Китае). Т. 1 - 20. Тайбэй, 1979.

2 См. например: Миньчжу Чжунго (Чжунго далу миньцзянь минь юндун бэй бучжэ вэньцзянь (Демократический Китай. Статьи арестованных деятелей демократического движения в материковом Китае). Гонконг, 1986.

3 Там же, с. 56.

4 Цзян Чжэньчан. Чжунго далу циннянь миньчжу юньдун чжи таньтао (Цзян Чжэньчан. Исследование материалов молодежного демократического движения в материковом Китае в 1978 - 1979 гг.). Тайбэй, 1987, с. 573.

5 Там же, с. 572.

6 Ван Няньи. 1949 - 1989 няньди Чжунго. Да дунлуань ди няньдай (Ван Няньи. Китай в 1949 - 1989 гг. Годы большой смуты). Хэнань, 1988, с. 53.

7 Цзян Чжэньчан. Указ. соч., с. 582.

8 Гарушянц Ю. М. "Стена демократии" в Пекине // Восток и современность. Т. 1. Вып. 12, с. 590.

9 Чэнь Юнь вэньсюань (1956 - 1985) (Чэнь Юнь. Сборник статей...). Пекин, 1986, с. 210.

10 Ван Хунмо дэнчжу. 1949 - 1989 ньянди Чжунго. Гайгэ кайфан ди личэн (Ван Хунмо и др. в серии: Китай 1949 - 1989 гг. Дорога реформ и открытости). Хэнань, 1989, с. 186.

11 Жэньминь жибао, 20.12.1978.

12 Далу дися хуйбянь (Сборник подпольной периодической печати...), т. 18, с. 88.

13 Там же, с. 74.

14 Там же, т. 8, с. 40.

15 Миньчжу Чжунго.., с. 168.

16 Там же, с. 170.

17 Там же, с. 172.

18 В марте 2004 г. в Женеве состоялась 60-я сессия Комиссии ООН по правам человека. Делегация США представила резолюцию, осуждавшую Китай за систематические грубые нарушения прав человека. Более 50 НПО разных стран сформировали "Альянс противостояния репрессиям в Китае" (Alliance to Oppose Persecution in China), высказавшись в поддержку принятия Комиссией резолюции по Китаю - см.: http://atopic.us


© library.kg

Permanent link to this publication:

https://library.kg/m/articles/view/ОППОЗИЦИОННОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-1976-1980

Similar publications: LKyrgyzstan LWorld Y G


Publisher:

Masturbek ElzhanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.kg/Masturbek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. ВЕРНЕР, ОППОЗИЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ (1976 - 1980) // Bishkek: Library of Kyrgyzstan (LIBRARY.KG). Updated: 12.07.2023. URL: https://library.kg/m/articles/view/ОППОЗИЦИОННОЕ-ДВИЖЕНИЕ-В-КИТАЕ-1976-1980 (date of access: 13.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. ВЕРНЕР:

Н. ВЕРНЕР → other publications, search: Libmonster KyrgyzstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Masturbek Elzhanov
Ош, Kyrgyzstan
82 views rating
12.07.2023 (277 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РЕЗЕРВНАЯ АРМИЯ ИГИЛ: РЕСУРС И МАНЕВР
36 days ago · From Masturbek Elzhanov
ПОЛИТИКА "МЯГКОЙ СИЛЫ" ТУРЦИИ В КЫРГЫЗСТАНЕ
49 days ago · From Masturbek Elzhanov
THE SYRIAN CRISIS AND RADICAL ISLAMISM
73 days ago · From Masturbek Elzhanov
"WE ARE LIKE PEBBLES ON THE ROAD, TRAMPLED UNDER THE FEET OF THE RICH"
82 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФОНД МАРДЖАНИ - ПОПУЛЯРИЗАТОР ИСЛАМСКОГО ИСКУССТВА
83 days ago · From Masturbek Elzhanov
HENRY KISSINGER ON THE PAST AND FUTURE OF U.S.-CHINA RELATIONS
93 days ago · From Masturbek Elzhanov
С МЕЧТОЙ, СЛОВАРЁМ И ОТВАГОЙ
97 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФЕНОМЕН ИСЛАМСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
127 days ago · From Masturbek Elzhanov
БУДДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА: ОТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ "МЯГКОЙ СИЛЫ" ДО ПОТЕНЦИАЛА ЛУМБИНИ
151 days ago · From Masturbek Elzhanov
КИРГИЗСКИЙ УРАН: ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РОССИИ
Catalog: Физика 
169 days ago · From Masturbek Elzhanov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.KG - Digital Library of Kyrgyzstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ОППОЗИЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КИТАЕ (1976 - 1980)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KG LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kyrgyzstan ® All rights reserved.
2023-2024, LIBRARY.KG is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kyrgyzstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android