Libmonster ID: KG-638

Развитие исторической науки в Киргизии началось, по существу, только в советское время, хотя первоначальные сведения об обитателях полумифического в прошлом Тянь-Шаня появились в русской исторической науке еще в середине XVIII столетия1 . Большинство дореволюционных исследователей ограничивалось, как правило, эпизодическим сбором археолого-этнографического материала на территории Киргизстана или же тенденциозным описанием некоторых военно-политических событий. Социально-экономическое развитие, народные движения, классовая борьба трудящихся против эксплуататоров - все это оставалось вне поля зрения буржуазно-дворянской историографии.

Передовые русские ученые П. П. Семенов-Тяньшанский, Н. А. Северцов, А. П. Федченко, И. В. Мушкетов и другие, побывав в Киргизии ("стране поднебесных гор") и познакомившись с жизнью ее народа, высоко ценили его самобытную и яркую культуру. Они содействовали ознакомлению русской общественности с богатой и древней историей Киргизии, сближению киргизского и русского народов. Труды прогрессивных деятелей русской науки не утратили своего значения и в наши дни2 .

Исторические события осмысливались и в самой киргизской среде. Их трактовка вплеталась сказителями в канву эпоса, отражалась в поэзии акынов. Крупнейшее событие в жизни киргизского народа середины XIX в. - добровольное вхождение Киргизии в состав России - по-разному оценивалось в творчестве киргизских акынов. Акыны- демократы Токтогул Сатылганов и Тоголок Молдо разоблачали царизм, его колонизаторскую политику, но видели прогрессивное значение вхождения Киргизии в состав России. Другие - Арстанбек, Калыгул, Молдо Кылыч, - наоборот, резко отрицательно отнеслись к этому акту, не желая замечать его объективно-прогрессивные последствия.

В дореволюционное время было создано несколько исторических трактатов. Известна, например, книга Осмоналы Сыдыкова3 , превозносившая династию крупнейших манапов Северной Киргизии и служившая теоретическим обоснованием новой роли киргизской эксплуататор-


1 См. П. И. Рычков. Краткое известие о татарах и о нынешнем состоянии тех народов, которые в Европе под имянем татар разумеются. 1750. Рукопись (Архив АН СССР, разр. II, оп. 1, N 126); В. Н. Татищев. История Российская. Т. I. М. -Л. 1962, стр. 236. На упоминание о киргизах в трудах П. И. Рычкова и В. Н. Татищева впервые обратил внимание Л. А. Шейман (см. Л. А. Шейман. Пушкин и киргизы. Фрунзе. 1963, стр. 34 - 51, 121, 130 - 132).

2 См. Ш. Х. Кадыров. Записки и отчеты русских путешественников как источник по истории Киргизии второй половины XIX века. Фрунзе. 1961.

3 О. Сыдыков. История Шабданов. Казань. 1915.

стр. 3

ской верхушки, выступавшей союзницей царизма в осуществлении его колонизаторской политики.

Таким образом, наряду с известным положительным историографическим наследием (труды прогрессивных ученых и путешественников, демократическая трактовка событий и явлений в киргизском эпосе) советской исторической науке пришлось иметь дело с тенденциозными "трудами" представителей русских колониальных властей, антинародными наслоениями в эпосе и творчестве акынов, с извращениями в трактатах бай-манапских бытописцев.

Великая Октябрьская социалистическая революция ознаменовала коренной поворот в судьбах киргизского народа, открыла эпоху его всестороннего экономического и культурно-политического подъема. Она явилась также принципиально новым рубежом в деле накопления и творческого обобщения исторических сведений о киргизах и Киргизстане. Скудость этих сведений сразу поставила молодую историческую науку республики перед необходимостью организовать широкий сбор фактического материала. Одновременно шел процесс осмысления новых данных с позиций марксистко-ленинской методологии, впервые началась интенсивная подготовка кадров историков-марксистов, создавались первые научные учреждения, занимавшиеся историей киргизского народа. Советские историки Киргизии, овладевавшие методом материалистического понимания исторического процесса и нащупывавшие организационные формы нового научного направления, вели упорную борьбу с идеалистическими и буржуазно-националистическими трактовками истории республики. Тот факт, что марксистско-ленинская историческая наука в Киргизии не располагала продолжительное фемя ни добротной фактической базой, ни кадрами, ни научно-исследовательскими центрами, несколько раздвинул хронологические рамки периода ее становления, продолжавшегося здесь около 25 лет - от Великой Октябрьской социалистической революции до начала 40-х годов4 .

Уже в годы гражданской войны началась запись "Манаса" и других произведений киргизского эпоса, собирался материал об освободительном восстании среднеазиатских народов в 1916 г., о борьбе за победу Великой Октябрьской социалистической революции в Киргизии. Ценные сведения дали сельскохозяйственная и промышленная переписи 1920 г.5 . Исследованием социально-экономических процессов занялся в начале 20-х годов семинарий экономики и организации сельского хозяйства при Среднеазиатском государственном университете (САГУ)6 . Значительную работу осуществила Комиссия Средазбюро ЦК ВКП (б) по обследованию кишлака и аула Средней Азии (1925 г.), изучившая в Киргизии три волости различного природно-экономического профиля7 .


4 Подробнее об этом см. В. П. Шерстобитов, К. К. Орозалиев, Д. Ф. Винник. Очерк истории исторической науки в Советском Киргизстане (1918 - 1960 гг.). Фрунзе. 1961. Согласно другой точке зрения, этот этап завершился в 1936 - 1937 гг. (см. "История СССР", 1963, N 1, стр. 190; "Вопросы истории", 1963, N 6, стр. 122).

5 См. "Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1920 года". "Труды" ЦСУ. Т. II, вып. 7, 8. М. 1923; "Материалы Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1917 и 1920 годов". Вып. 1 - 3. Ташкент. 1924 - 1925; "Материалы Всероссийских переписей 1920 года. Перепись населения в Туркестанской республике". Ч. 1, вып. 3, 5. Ташкент. 1923 -1924; "Групповые итоги сельскохозяйственной переписи 1920 года (по губерниям и районам)". "Труды" ЦСУ. Т. XIV, вып. 1-а. М. 1926; "Всероссийская перепись промышленных заведений 1920 года. Итоги по губерниям, группам и классам производств". "Труды" ЦСУ. Т. III, вып. 7, 8. М. 1925 - 1926.

6 "Типы хозяйства Туркестана". "Труды" семинария экономики и организации сельского хозяйства при Среднеазиатском государственном университете (САГУ). Вып. 1. Ташкент. 1924.

7 "Современный аул (кишлак) Средней Азии (социально-экономические очерки)". Под ред. Б. Б. Карп и И. Е. Суслова. Вып. VII (Араванская волость); вып. VIII (Быстрореченская волость); вып. X (Загорная волость), Ташкент. 1926 - 1927.

стр. 4

Республиканское статуправление8 провело во второй половине 20-х годов изучение статистических данных.

Пристальное внимание советских исследователей к социально-экономическим проблемам определялось остро вставшими в те годы задачами преобразования общественных отношений, бытового уклада киргизов, совершавших переход от патриархально-феодального строя к социализму, минуя капитализм. Появилось немало работ (преимущественно историко-этнографических) об общественном строе у киргизов и других народов Киргизетана9 . Этнографы исследовали также генеалогию, семейно-брачные отношения и верования киргизов, народное творчество10 .

Расширение фронта исторических исследований в 20 - 30-х годах (при недостатке в то время в Киргизии не только специалистов, но и вообще грамотных людей) было немыслимо без помощи ученых Москвы, Ленинграда, Ташкента. При их непосредственном участии создавались научные учреждения, организовывались экспедиции. Русские ученые являлись первыми исследователями истории Киргизии, заботливыми наставниками и воспитателями научных кадров из числа киргизов. В 1924 г. начала функционировать Киргизская научная комиссия, которая развернула запись произведений киргизского фольклора. В результате реорганизации Научной комиссии в 1927 г. был основан Академический центр Киргизской АССР. Созданный в том же году Центральный музей Киргизстана систематически снаряжал экспедиции по сбору фольклорного и историко-этнографического материала. Значительную помощь в накоплении этнографической коллекции Киргизии оказал Государственный музей этнографии народов СССР. В 1928 г. был открыт Киргизский научно-исследовательский институт краеведения при СНК Киргизской АССР. Наряду с другими проблемами институт занимался изучением вопросов языка, письменности и отчасти истории. Впервые в Киргизии появились государственные архивы.

20 - 30-е годы были заполнены упорной борьбой за создание письменности киргизского народа, реформой алфавита, разработкой научных, общественно-политических и других терминов киргизского языка. Это была важная веха "а пути культурного строительства, во многом определившая в будущем бурное развитие культуры, науки, в том числе и исторической.

С начала 30-х годов центром научной работы в области истории становится Киргизский педагогический институт, в стенах которого го-


8 См. "Материалы по статистике Киргизской АССР". Вып. I, II. Фрунзе. 1928.

9 П. Кушнер (Кнышев). Манапство в горной Киргизии. "Революционный Восток", 1927, N 2; его же. Горная Киргизия (социологическая разведка). М. 1929; Буров-Петров. На борьбу с байством и манапством. Фрунзе. 1927; П. Погорельский, В. Батраков. Экономика кочевого аула Киргнзстана. М. 1930; С. М. Абрамзон. Современное манапство в Киргизии. "Советская этнография",. 1931, N 3 - 4; его же. Манапство и религия. Там же, 1932, N 2; А. В. Бурдуков. Каракольские калмыки (сарт-калмыки). Там же, 1935, N 6, и др.

10 А. Диваев. Опись этнографических материалов, собранных в Семиреченской области в 1920 г. особой командированной комиссией. "Наука и просвещение", 1922, N 1; В. Н. Дублицкий. Родословная таблица кара-кирглз, проживающих в Джетысуйской области, и краткая их история. Алма-Ата. 1923; Ф. А. Фиельструп. Исследования среди кара-киргиз. Этнографические экспедиции 1924 - 1925гг. Л. 1926; Н. П. Дыренкова. Брак, термины родства и психические запреты у киргизов. "Сборник этнографических материалов", 1927, N 2; С. М. Дудин. Ковровые изделия Средней Азии. "Сборник музея антропологии и этнографии", VII, 1928; М. С. Андреев. Орнамент горных таджиков верховьев Аму-Дарьи и киргизов Памира. Ташкент. 1928; М. Ф. Гаврилов. Орнамент киргиз Сусамыра. Ташкент. 1929; А. В. Затаевич. 250 киргизских инструментальных пьес и напевов. М. 1934; М. В. Рындин. Киргизский узор. "Труды" Киргизского филиала АН СССР. Т. I, вып. 1. 1943; см. также М. В. Рындин. Киргизский национальный узор. Материалы, собранные и обработанные художником М. В. Рындиным. Под общей редакцией академика И. А. Орбели. Вступительная статья А. Н. Бернштама. Л. -Фрунзе. 1948, и др.

стр. 5

товились и кадры молодых историков. В 1936 г. из Института краеведения выделился Институт языка и письменности, впоследствии (с открытием Киргизского филиала АН СССР в 1943 г.) преобразованный в Институт языка, литературы и истории (ИЯЛИ). Разработка исторической проблематики велась также в учрежденном в 1937 г. Комитете наук при СНК Киргизской ССР.

Накапливая фактический материал, историки разных профилей стремились анализировать его в свете марксистско-ленинской методологии. Однако некоторые ученые старой школы продолжали оставаться на идеалистических позициях (Г. Е. Грум-Гржимайло, А. П. Чулошников, В. В. Бартольд)11 . Среди их работ следует отметить очерк В. В. Бартольда "Киргизы", который являлся тщательным сводом исторических сведений о киргизах. Однако идеалистическая концепция истории киргизов и Киргизстана, сведенная в науку столь крупным авторитетом, как В. В. Бартольд, служила немалым препятствием утверждению марксистско-ленинского понимания истории.

Молодые исследователи противопоставляли идеалистическим трактовкам исторического процесса марксистско-ленинскую теорию. Труды Маркса, Энгельса, Ленина составляли для них прочную основу становления подлинно научной историографии, давали ключ для разработки научной периодизации истории Киргизии и решения многих других проблем, связанных с оценкой национальных движений, характеристикой прогрессивной роли России для стран Востока и т. д. Методологической базой для плодотворного исследования истории Советской Киргизии являлись ленинские работы. В. И. Ленин всесторонне обосновал теорию некапиталистического развития отсталых народов на пути к социализму, показал пути преобразования экономики, социального строя и бытового уклада окраин на рельсах социализма12 . Ленинская национальная политика, непримиримая борьба В. И. Ленина, Коммунистической партии с великорусским шовинизмом и буржуазным национализмом сыграли неоценимую роль в обеспечении безраздельной победы идеологии пролетарского интернационализма, в идейном разгроме ошибочных и вредных концепций истории Киргизии. Ценные данные для характеристики социалистического строительства на окраинах, в частности в Киргизии, содержались в опубликованных в 20 - 30-х годах партийных документах и в материалах советских органов13 .

Усвоение кадрами историков теоретического наследия Маркса, Энгельса, Ленина, умение применить марксистско-ленинскую методологию в конкретных историко-экономических исследованиях нередко давалось


11 См. Г. Е. Грум-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Тт. I-III. Л. 1926; А. П. Чулошников. Очерки по истории казах-киргизского народа в связи с общими историческими судьбами других тюркских племен. Ч. 1. Древнее время и средние века. Лекции, читанные в Оренбургском отделении Московского археологического института в 1921 г. Оренбург. 1924; В. В. Бартольд. Киргизы. Фрунзе. 1927.

12 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 29, стр. 137 - 138, 151; т. 30, стр. 139 - 140, 301- 302; т. 31, стр. 72, 215 - 220; т. 32, стр. 295 - 297, 327 - 328; "Ленинский сборник", XXXIV, стр. 323 - 326; XXXVI, стр. 106, и др.

13 "ЦК ВКП (б) и Союзное правительство о Киргизии. (Сборник документов за 1919 - 1937 гг.)". Фрунзе. 1937; "Стенографический отчет 2-й Киргизской областной конференции РКП (б) (1 - 5 ноября 1925 г.)". Пишпек. 1925; "Отчет Киргизского областного комитета ВКЩбольш.) к 3-й облпартконференции. Период: ноябрь 25 г. - январь 1927 года". Фрунзе. 1927; "Материалы к отчету Киргизского областного комитета ВКП (б) на 4-й областной партийной конференции (март - ноябрь 1927 г.)". Фрунзе. 1927; "Отчетный доклад революционного комитета Кара-Киргизской автономной области РСФСР первому съезду Советов РК и ДД области. Ноябрь 1924 г. - март 1925 г.". Пишпек. 1925; "Краткий обзор советского строительства и народного хозяйства Киргизии. Материалы к докладу исполкома КАО 3-й сессии ВЦИК РСФСР XII созыва". Фрунзе. 1926; "Отчет о работе правительства Киргизской АССР за два года (март 1927 - апрель 1929) 2-му Всекиргизскому республиканскому съезду Советов рабочих, дехканских, крестьянских и красноармейских депутатов". Фрунзе. 1929, и др.

стр. 6

нелегко. Так, в крупном труде П. Погорельского и В. Батракова "Экономика кочевого аула Киргизстана" (М. 1930) явно переоценивалась роль капиталистических отношений в аиле и умалялось значение отношений докапиталистических, по существу, определявших его социально-экономическое лицо14 . П. Кушнер (Кнышев) впал в другую крайность, охарактеризовав в упоминавшихся выше работах общественный строй аила 20-х годов как феодально-родовой. В брошюре Т. Рыскулова о земельно-водной (реформе 1921 - 1922 гг. отчетливо проявлялась национал-уклонистская позиция автора15 .

В творческом преодолении ошибок в трудах советских исследователей, в упорной борьбе с идеалистическими, буржуазно-националистическими и другими концепциями утверждались марксистско-ленинские принципы в историографии Киргизии.

Следует подчеркнуть, что советская историческая наука в Киргизии всегда развивалась в тесной связи с историографией всей Средней Азии и Казахстана, разрабатывавшей сходную проблематику и преодолевавшей аналогичные трудности становления и роста16 .

Историки все рельефнее показывали предпосылки и условия победы Великой Октябрьской социалистической революции, глубину преобразований, проведенных Советской властью в кочевом аиле17 . Не все в этих книгах удовлетворяет сегодняшнего читателя: слабо характеризовались роль Коммунистической партии в социалистической революции, борьба трудящихся за свободу и новую жизнь в 1917 - 1920 гг., отсутствовало четкое определение социальной природы и контрреволюционной сущности басмачества и т. д.

В 1941 г. вышла книга "XV лет Киргизской ССР" (основной автор и редактор - Г. Г. Куранов), явившаяся первым сводным марксистским трудом по истории Киргизии советского периода. Книга, правда, не содержала еще научной периодизации, фактическая основа ее в ряде мест была спорной и противоречивой, отдельные разделы ее были (неравноценны в научном отношении, однако при всех этих недостатках книга стала заметным для своего времени явлением в историографии Киргизстана. Было издано несколько документальных и статистических публикаций18 .

С начала 20-х годов развернулась частичная реставрация архитектурных памятников. Значительную работу в этой области проделали П. П. Иванов, Б. П. Денике, Б. Н. Засыпкин, М. Е. Массой и А. Ю. Якубовский. Осуществлялся сбор нумизматических материалов, изучение топографии средневековых поселений и древних горно-


14 Следует отметить, что богатый фактический материал этой книги широко используют историки и в настоящее время.

15 Т. Рыскулов. Джетысуйские вопросы. Ташкент. 1923.

16 См., например, А. И. Зевелев. Гражданская война в Туркестане в советской исторической литературе. "История СССР", 1963, N 3, стр. 61 - 79; Р. Х. Аминова. Аграрная политика Советской власти в Узбекистане (1917 - 1920 гг.). Ташкент. 1963, стр. 37 - 44; "Историография социалистического и коммунистического строительства в СССР. Сборник статей по материалам сессии Научного совета". М. 1962, стр. 63 - 77, 128 - 163.

17 М. Г. Сахаров. Оседание кочевых и полукочевых хозяйств Киргизии. М. 1934; А. Н. Зорин. Революционное движение в Киргизии (северная часть). Фрунзе. 1931; Азиз Ниалло. Очерки истории революции и гражданской войны в Киргизии и Средней Азии. Фрунзе. 1941; Я. А. Чубуков. Революционная борьба в северных районах Киргизии. Фрунзе. 1941. Одним из первых историков гражданской войны в Казахстане и Киргизии был Дм. Фурманов. См. его работу "Мятеж в Верном 12 - 19 июня 1920 г.". "Пролетарская революция", 1923, N 11(23).

18 "Образование Киргизской автономной ССР. Материалы и документы". Фрунзе. 1927; Краткий статистический справочник хозяйственного и социально-культурного строительства Киргизской ССР за 20 лет Великой Октябрьской социалистической революции". Фрунзе. 1937; "Социалистическое строительство Киргизской ССР. Статистический сборник". Фрунзе. 1941, и др.

стр. 7

рудных промыслов в Киргизии19 и таласских эпиграфических памятников20 .

С 1928 г. начались археологические раскопки на территории Киргизии. Археологи М. В. Воеводский, М. П. Грязнов и С. А. Теплоухов изучали группу курганов ранних кочевников (III-I вв. до н. э.) в Чуйской долине и на Иссык-Куле21 . А. И. Тереножкин провел обследование оседло-земледельческих памятников в Чуйской долине22 .

В 1933 г. изучение памятников старины Киргизии начал видный советский археолог А. Н. Бернштам, который на протяжении почти 20 лет являлся бессменным руководителем археологических экспедиций на территории республики. Под его руководством работала крупная Семиреченская экспедиция (1938 - 1940 гг.). На развалинах средневековых городищ Краснореченского, Ак-Бешим, Садыр-Курган и других впервые были проведены раскопки, которые дали материал для решения ряда вопросов, связанных с возникновением и развитием оседло-земледельческих поселений в Северной Киргизии23 . Ценные данные были получены при раскопках памятников кочевого населения, особенно Кенкольского могильника24 . В итоге работ экспедиции удалось создать хронологическую классификацию археологических памятников и периодизацию древней и средневековой истории Киргизии. Исключительный по богатству материал, охватывающий четырехтысячелетний период исторического развития Северной Киргизии от эпохи бронзы до XVI в. н. э., был собран на строительстве Большого Чуйского канала в 1941 году25 .

Приведенные факты позволяют, по нашему мнению, утверждать, что этап становления и первых важных успехов советской исторической науки в Киргизии к началу 40-х годов завершился. Об этом свидетельствовало появление марксистских книг по истории Киргизии, объединение в научных коллективах кадров историков, выход на самостоятельный научный путь молодых историков-киргизов.

Второй этап развития исторической науки в Советской Киргизии охватывал 40-е и первую половину 50-х годов, до XX съезда КПСС. Несмотря на отрицательные явления в историографии этого периода, связанные с культом личности (в известной мере культ личности про-


19 П. П. Иванов. К вопросу о древностях в верховьях Таласа. "С. Ф. Ольденбургу". Сборник. Л. 1934; его же. Материалы по археологии котловины Иссык-Куля. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957; М. Е. Массон. Из результатов поездки в долину Таласа для выяснения истории горной промышленности. Среднеазиатское районное геологоразведочное управление. Бюллетень N 2. Ташкент. 1930; его же. Археологические материалы к истории горного дела в Средней Азии. Горные инструменты. Там же; его же. Монетные находки, зарегистрированные в Средней Азии за время с 1917 по 1927 г. "Известия Средазкомстариса". Вып. III. Ташкент. 1928; его же. Монетные находки, зарегистрированные в Средней Азии за 1928 - 1929 гг. "Научная мысль". Вып. I. Самарканд - Ташкент. 1930, и др.

20 С. Е. Малов. Древнетурецкие надгробия с надписями бассейна р. Талас. "Известия" АН СССР, отделение гуманитарных наук, 1929, N 10; его же. Таласские эпиграфические памятники. Материалы Узкомстариса. Вып. 6 - 7. М. -Л. 1936; его же. Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. М. -Л. 1959, и др.

21 М. В. Воеводский, М. П. Грязнов. Усуньские могильники на территории Киргизской ССР. "Вестник древней истории" (ВДИ), 1938, N 3.

22 А. И. Тереножкин. Археологические разведки по р. Чу в 1929 г. "Проблемы истории докапиталистических обществ", 1935, N 5 - 6.

23 А. Н. Бернштам. Археологические работы в Казахстане и Киргизии. ВДИ, 1939, N 4; его же. К исторической топографии Чуйской долины. ВДИ, 1940, N 2; его же. Памятники старины Таласской долины. Алма-Ата. 1941; его же. Археологический очерк Северной Киргизии. Фрунзе. 1941, и др.

24 А. Н. Бернштам. Кенкольский могильник. Л. 1940.

25 А. Н. Бернштам. Историко-культурное прошлое Северной Киргизии по материалам Большого Чуйского канала. Фрунзе. 1943; "Труды Семиреченской археологической экспедиции "Чуйская долина". Составлены под руководством А. Н. Бернштама. "Материалы и исследования по археологии СССР" (МИА), N 14, 1950.

стр. 8

явился и в работах по истории Киргизии в конце предыдущего этапа), развитие исторической науки в Киргизии, как и советской историографии в целом, неуклонно продолжалось.

В Киргизии возникли новые центры научно-исследовательской работы в области истории. В начале 50-х годов открылись Институт истории партии при ЦК КП Киргизии (филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС) и Киргизский государственный университет с рядом исторических кафедр. Научную работу по истории вели также Ошский, Пржевальский, Киргизский женский пединституты. К научной деятельности приобщались преподаватели общественных наук других вузов республики. Намного расширился фронт подготовки национальных кадров историков.

Продолжалось исследование актуальных тем по истории Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны и борьбы за построение социализма в республике: появились работы, посвященные социально-экономическим преобразованиям, национально-государственному и культурному строительству, консолидации киргизского народа в социалистическую нацию и др.26 . Великая Отечественная война вызвала к жизни новую проблематику в историографии Киргизии27 . Был подготовлен исторический очерк о Киргизии для Большой Советской Энциклопедии28 .

Положительное значение большинства этих работ бесспорно. Но в них имелось много серьезных недостатков: успехи в историческом развитии Киргизии объяснялись с субъективистских позиций, недооценивалось творчество народных масс, руководимых Коммунистической партией; история Киргизии нередко выглядела как простой комментарий к событиям в центре; показу трудностей и особенностей социалистического строительства в ранее отсталой Киргизии уделялось крайне недостаточное внимание; анализ действительной исторической обстановки зачастую подменялся декларативностью29 .

Многие из этих весьма серьезных недостатков сказались на первом издании "Истории Киргизии" (Фрунзе. 1956), в известной степени


26 А. Г. Зима. Киргизия в период Великой Октябрьской социалистической революции. "Известия" Киргизского филиала Академии наук СССР. Вып. VII. 1947; Б. Элебаев. Заметки по истории борьбы большевиков за власть Советов в Пишпеке. "Труды" Киргизского государственного педагогического института. Т. I, вып. II. 1948; его же. Классовая борьба в Северной Киргизии накануне свержения царизма и в период борьбы за Советскую власть (1916 - конец 1918). "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. IV. 1955; В. Е. Кутарева. Основные этапы гражданской войны в Киргизии (1918 - 1920 гг.). Фрунзе. 1947; А. Г. Зима. Успехи советского строя в Киргизии в период социалистической индустриализации. "Труды" Института языка, литературы и истории (ИЯЛИ) Киргизского филиала АН СССР. Вып. II. 1948; В. В. Липович. Национально-государственное размежевание Средней Азии и образование Киргизской автономной области. "Труды" Киргизского государственного педагогического института, серия историческая. Вып. 2. 1951; А. И. Нарынбаев. Роль Советского государства в формировании и развитии киргизской социалистической нации. "Ученые записки" Киргизского женского педагогического института. Выл. 1. 1955; М. С. Джувусов. Формирование и развитие киргизской социалистической нации. Фрунзе. 1952.

27 А. Н. Бернштам. Материалы по истории Киргизии дни Великой Отечественной войны. Вып. 1. Фрунзе. 1943; С. К. Керимбаев. Патриотизм трудящихся Киргизии в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941 -1945 гг.). Фрунзе. 1954; И. Н. Глускин. Некоторые вопросы деятельности Коммунистической партии Киргизии в области промышленности и сельского хозяйства в годы Великой Отечественной войны. "Труды" Пржевальского педагогического института. Вьп. III. 1954; А. Казанский. Киргизский народ в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941 - 1945 гг. Фрунзе. 1955.

28 "Киргизская Советская Социалистическая Республика (Киргизия)". Большая Советская Энциклопедия. Изд. 2-е. Т. 21. М. 1953. Авторы - М. П. Вяткин, А. Ф. Лачко, А. Хасанов, Б. Джамгерчинов, А. Г. Зима, С. Ильясов.

29 Особенно характерны эти недостатки для юбилейных изданий. См. "20 лет со дня образования Киргизской ССР". Фрунзе. 1946; "Киргизия за 30 лет Советской власти". Фрунзе. 1948; "25 лет Киргизской ССР". Фрунзе. 1951.

стр. 9

подытожившем развитие историографии Киргизстана. И все же этот крупный, обобщающий труд, подготовленный киргизскими учеными в творческом содружестве с историками Москвы и Ленинграда30 , явился важным событием в культурно- политической жизни Киргизии, сыграл большую роль в пропаганде исторических знаний, в коммунистическом воспитании трудящихся.

Появляются первые работы по истории Киргизии XIX в., в частности по проблеме вхождения Киргизии в состав России31 и по национальным движениям32 . Вопрос о характере этих движений в Киргизии в XIX - начале XX в. был обсужден в мае 1953 г. на специальной научной сессии33 .

Внимание историков привлекла проблема разложения патриархально-феодальных и развития капиталистических отношений в Киргизии34 . В 1954 г. в Ташкенте состоялась научная сессия по истории Средней Азии и Казахстана дооктябрьского периода35 . В докладах на сессии были приведены новые данные о том, что кочевым народам свойственны общие закономерности общественно-экономического развития; феодализм у кочевников Средней Азии, зародившийся примерно в VI в., не имел особого пути развития; в основе его лежали общие экономические законы, свойственные феодализму у всех народов. Было установлено, что при всех особенностях патриархально-феодальных отношений, господствовавших у кочевых народов до революции, сущность этих отношений являлась феодальной. Сессия также констатировала, что основой феодализма у кочевников, как и повсюду, была феодальная собственность на землю, которая реализовалась в различных специфических формах присвоения земельной ренты.

В Киргизии стали организовываться многолетние археологические экспедиции, изучавшие широкий круг разнотипных и разновременных памятников.


30 См. "Вопросы истории", 1957, N 8, стр. 201- 208.

31 Б. Джамгерчинов. К вопросу о присоединении Киргизии к России. "Известия" Киргизского филиала АН СССР. Вьп. VII. 1947; К. Усенбаев. К вопросу о присоединении Южной Киргизии к России. "Труды" Института: истории АН Киргизской ССР. Вьп. I. 1955; А. Хасанов. Присоединение северных киргизов к России. "Вопросы истории", 1950, N 7.

32 Д. М. Меджитов. Восстание киргизов в 1916 г. "Известия" Киргизского филиала АН СССР. Вып. VI. 1947; А. Г. Зима. К 30-летию национально-освободительного восстания 1916 г. в Киргизии. Там же; ее же. О характере восстания 1916 г. в Киргизии. "Материалы объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и Казахстана в дооктябрьский период". Ташкент. 1955; А. Ф. Якунин, О. К. Кулиев. Восстание 1916 года в Средней Азии, "Вопросы истории", 1953; N 3; А. А. Чукубаев. К вопросу об отношении Токтогула Сатылганова к Андижанскому восстанию. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 3. 1954, и др. Некоторые работы о восстании 1916 г. выходили еще в 20 - 30-х годах.

33 Материалы сессии см. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. IV. 1954.

34 А. Г. Зима. Земельная политика царизма в Киргизии. "Труды" Киргизского государственного педагогического института. Т. 1, вып. II. 1948; М. Рыскулбеков. Из истории ремесленно-кустарной промышленности в дореволюционной Киргизии. Там же, серия историческая. Вып. 2. 1951; А. Лачко. Из истории общественно-экономических отношений у киргизов в конце XIX - начале XX в. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. III. 1952; Х. Мусин. Из истории возникновения пролетариата в горнодобывающей промышленности дореволюционной Киргизии. "Труды" Пржевальского учительского института. Вып. 1. 1952; С. Ильясов. К вопросу о вакуфах на территории Южной Киргизии. "Известия" АН Киргизской ССР. Вып. 1. 1955; его же. К вопросу об общественно-экономическом строе киргизского народа в начале XX в. "Труды" Института языка и литературы и Института истории АН Киргизской ССР. Вып. V. 1956.

35 См. "Материалы объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и Казахстана в дооктябрьский "период". Ташкент. 1955. С. Ильясовым сделан на сессии содоклад на тему "О патриархально-феодальных отношениях кочевых народов Киргизии". Там же, стр. 43 - 49.

стр. 10

В 1944 - 1949 гг. Тяньшано-Алайская и Тянь-Шаньская археологические экспедиции36 обнаружили в горных и предгорных районах погребения эпохи бронзы многочисленные памятники сако-усуньских и тюркоязычных племен, а также оседлые поселения на Иссык-Куле, в Джумгальской долине, в бассейне реки Алабука и Тогуз-Тороуской котловине. В таких пунктах Южной Киргизии, как Охна, Хайдаркан и Арсланбоб, были зарегистрированы пещеры со следами пребывания первобытного человека; у г. Ош и в Алайской долине выявлены памятники эпохи бронзы. Были обследованы известные араванские наскальные изображения, многочисленные развалины античных и средневековых поселений и городов.

В 1950 - 1952 гг. значительные по масштабам археологические работы провели Памиро-Ферганская37 и Чаткальская38 экспедиции, которые завершили в основном углубленное разведочное изучение археологических памятников почти на всей территории Киргизии.

Основные результаты археологических исследований этого периода сводились к следующему. Был прослежен переход от пастушеского скотоводства эпохи бронзы к кочевому, являвшемуся господствующей формой хозяйства на большей части Киргизии; установлено время и процесс возникновения оседлых поселений и городов для различных районов Киргизстана, выявлены локальные особенности древних культур на обследованных территориях, прослежены пути взаимоотношений между кочевниками и оседлым населением, выяснены историко-культурные связи Киргизстана с другими государствами Востока и Запада, составлена археологическая карта республики, даны историко-топографическое описание и датировка основных памятников оседлого и кочевого населения, собран обширный материал по истории архитектуры39 , изобразительного искусства40 и т. д.

Продолжалось и этнографическое изучение Киргизстана. О большом внимании к этой науке свидетельствовала Среднеазиатская конференция по этнографии и фольклору, проходившая в трудное, военное время в Ташкенте (апрель 1944 г.)41 . В 1946 г. был опубликован крупный историко-этнографический труд исследователя семейного быта киргизов, их материальной культуры42 С. М. Абрамзона "Очерк куль-


36 А. Н. Бернштам. Археологические контуры Тянь-Шаня и Алая. "Известия" Киргизского филиала АН СССР. Вып. II-III. 1945; его же. К истории Фергано- Тяньшанских культурных отношений. Там же. Вып. IV-V. 1947; его же. Из истории восточной Ферганы и Алая. Там же. Вып. VI. 1947; его же. Основные этапы культуры Семиречья и Тянь-Шаня. "Советская археология", IX, 1949; его же. Древняя Фергана. Ташкент. 1951; его же. Древний Тянь-Шань. "Краткие сообщения" Института истории материальной культуры (КСИИМК), XXXVIII. 1951; его же. Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая. МИА, N 26. М. -Л. 1952, и др.

37 А. Н. Бернштам. Наскальные изображения Саймалы-Таш. "Советская этнография", 1952, N 2.

38 А. Кибиров. Археологические памятники Чаткала. "Труды" Института языка и литературы и Института истории АН Киргизской ССР. Вып. V. 1956; его же. Археологические памятники Чаткала. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. II. М. 1959.

39 М. Е. Массон, Г. А. Пугаченкова. Гумбез Манаса. М. 1950;.А. Н. Берштам. Архитектурные памятники Киргизии. М. -Л. 1950.

40 М. Е. Массон. Древние наскальные изображения домашних лошадей в Южном Киргизстане. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. II. 1948; М. Э. Воронец. Наскальные изображения Южной Киргизии. "Труды" Киргизского государственного педагогического института. Серия историческая. Вып. 2. 1951; Б. М. Зима. Из истории изучения наскальных изображений Киргизии. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. IV. 1958.

41 Отчет о конференции и ее резолюции см. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. 1. 1944.

42 С. М. Абрамзон. Страничка из истории киргизской семьи. "Председателю Президиума Киргизского филиала Академий наук СССР академику К. И. Скрябину в день 40-летия его научной, педагогической " общественной деятельности", Фрунзе.

стр. 11

туры киргизского народа". Изучалась родоплеменная организация киргизов43 , велись изыскания в области этнографии дунган44 . Этнографические статьи публиковали С. Ильясов45 , М. С. Андреев46 и др. С окончанием Великой Отечественной войны усилилась экспедиционно-собирательская работа этнографов47 .

В начале 50-х годов в связи с подготовкой двухтомной "Истории Киргизии" выдвинулась крайне малоисследованная и спорная проблема этногенеза киргизского народа. По вопросу сложения киргизской народности бытовало несколько точек зрения. ЦК КП Киргизии, Совет Министров Киргизской ССР, а также Президиум АН СССР признали необходимым организовать Киргизскую комплексную археолого-этнографическую экспедицию, основной задачей которой являлось выяснение вопросов, связанных с киргизским этногенезом. Экспедиция начала свои работы в 1953 г. с участием археологов, этнографов, антропологов, языковедов и фольклористов.

Работы археологических отрядов экспедиции ознаменовались рядом крупных открытий, значительно дополнивших исследования предыдущих лет. Например, были обнаружены стоянки первобытного человека и каменные орудия труда в долинах рек Чу, Таласа, Центральном Тянь-Шане и на юге Киргизии48 . Некоторые из этих находок датированы ашельской эпохой. Находки памятников палеолита служат доказательством заселенности территории Киргизии в древнейший период истории человеческого общества. Богатый материал был собран по истории и культуре племен и народов, населявших территорию Киргизии в период с III в. до н. э. по XIII в. н. э.49 . Впервые были произведены раскопки памятников в Сусамырской долине и на Каракольских сыртах. На городище Ак-Бешим (Чуйская долина) были исследованы остатки выдающихся архитектурных памятников - двух больших буддийских храмов VI- VII и VII-VIII вв., а также христианской церкви VIII века50 . В Чуйской долине открыто свыше 30 новых, не-


1945; его же. "Тул" как пережиток анемизма у киргизов. "Белек С. Е. Малову". Сборник статей. Фрунзе. 1946; его же. Об обычае усыновления у киргизов. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. II. 1948; его же. Рождение и детство киргизского ребенка (из обычаев и обрядов тянь-шаньских киргизов). Сборник Музея антропологии и этнографии АН СССР. Т. XII. 1949, и др. Много внимания уделил С. М. Абрамзон исследованию эпоса "Манас".

43 Б. Джамгерчинов. Из генеалогии киргизов. "Белек С. Е. Малову". Сборник статей; С. М. Абрамзон. Формы родоплеменной организации у кочевников Средней Азии. Сборник "Родовое общество". "Труды" Института этнографии. Новая серия. Т. XIV. 1951.

44 Г. Г. Стратанович. У дунган Ошской группы. "Краткие сообщения" Института этнографии. Вып. IV. 1948.

45 С. Ильясов. Пережитки патриархально-родовых и феодально-буржуазных отношений у киргизов до проведения сплошной коллективизации. "Труды" ИЯЛИ Киргизского филиала АН СССР. Вып. 1. 1944; его же. Пережитки шаманизма у киргизов. Там же.

46 М. С. Андреев. Чум - бывшее жилище киргизов Памира. "Белек С. Е. Малову". Сборник статей.

47 Об этом см.: С. М. Абрамзон. Этнографическая работа в Киргизии. "Советская этнография", 1946, N 4; его же. Тянь-Шаньская этнографическая экспедиция. "Краткие сообщения" Института этнографии. АН СССР. Вып. IV. 1948; его же. Этнографические исследования в Киргизии в 1946 - 1947 гг. "Известия" Всесоюзного географического общества. Т. 80, вып. IV. 1948; его же. В киргизских колхозах Тянь-Шаня. "Советская этнография", 1949, N 4.

48 А. П. Окладников. Археологические исследования в Киргизии. "Вестник" АН СССР, 1954, N 9; его же. Первый год работы Киргизской комплексной экспедиции. "Советская этнография", 1954, N 2.

49 А. К. Кибирев. Археологические работы в Центральном Тянь-Шане. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. II. М. 1959; его же. О некоторых итогах обследования Сусамыра. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. 1. 1955.

50 Р. Л. Кызласов. О работе Чуйского отряда в 1953 - 1954 гг. "Краткие сообщения" Института этнографии. XXVI. 1956; его же. Археологические исследова-

стр. 12

известных в литературе развалин поселений и городов. Отличительной особенностью всех крупных городищ является обязательное наличие одного или нескольких колец длинных стен, окружавших городские центры51 .

Исследовались оседло-земледельческие поселения юга Киргизии52 . Интересный материал дало изучение антропологического состава населения Киргизстана53 . Было предпринято сплошное историко-этнографическое обследование киргизского населения республики. Этнографы уделили много внимания выяснению родоплеменного расселения киргизов в прошлом и настоящем54 .

Итоги деятельности археолого-этнографической экспедиции и всей предшествующей исследовательской работы в области средневекового киргизоведения были подведены на научной сессии по этногенезу киргизского народа, состоявшейся в г. Фрунзе в ноябре 1956 года55 . По мнению большинства участников сессии, киргизский народ сформировался в результате взаимодействия переселившихся на Тянь-Шань из Центральной Азии в первой половине второго тысячелетия н. э. предков современных киргизов и обитавших на Тянь-Шане местных племен и этнических групп.

После XX съезда КПСС начался третий период развития исторической науки в Киргизии. В это время торжество ленинского курса во всех областях нашей жизни обеспечило подлинно творческую обстановку и в исторической науке; был открыт поход против схематизма, начетничества и догматизма, против вредной линии на принижение роли Коммунистической партии и народных масс; возродилось уважение к историческому факту, к историческому источнику. Углубленное изучение предмета стало характерной чертой творческого стиля советских историков. Расширилась проблематика, возрос научно-теоретический уровень исторических исследований.

После XX съезда КПСС в Киргизии издано по истории значительно больше работ, чем за предшествующие съезду почти сорок лет Советской власти. Глубоко изучаются все периоды, все важнейшие проблемы истории Киргизии, особенно эпохи социализма. Историки стали убедительно раскрывать назначение и сущность преобразований, осуществленных Советской властью под руководством Коммунистической партии, большие успехи социалистического Киргизстана56 .


ния на городище Ак-Бешим в 1953 - 1954 гг. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. II. М. 1959; Л. П. Зяблин. Второй буддийский храм Ак-Бешимского городища. Фрунзе. 1961.

51 П. Н. Кожемяко. Из истории раннесредневековых поселений Чуйской долины. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. IV. 1958; его же. Раннесредневековые города и поселения Чуйской долины. Фрунзе. 1959.

52 Ю. А. Заднепровский. Археологические работы в Южной Киргизии в 1954 г. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. IV. М. 1960; его же. Археологические памятники южных районов Ошской области. Фрунзе. 1960; его же. Древнеземледельческая культура Ферганы. М. -Л. 1962.

53 См. статьи Г. Ф. Дебеца, Н. Н. Миклашевской, В. В. Гинзбурга и др. в кн. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. I. М. 1956; т. II. М. 1959; т. III. Фрунзе. 1959. Важное значение имеет капитальный труд Л. В. Ошанина "Антропологический состав населения Средней Азии и этногенез ее народов". Чч. I-III. Ереван. 1957 - 1959.

54 См. статьи С. М. Абрамзона и Я. Р. Винникова в кн. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Тт. I-IV.

55 Материалы конференции см. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". Т. III.

56 М. Джунусов. О некапиталистическом пути развития киргизского народа к социализму. Фрунзе. 1958; А. Каниметов, И. Мужиков. Успехи развития экономики и культуры Киргизской ССР. К 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции. М. 1957; их же. Орденоносный Киргизстан. М. 1958; Н. П. Топтыгина. Ленинский путь возрождения народов окраин и его осуществление в Киргизстане. Фрунзе. 1960, и др.

стр. 13

Широко развернулось изучение истории Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны. В опубликованных работах57 выясняется закономерность социалистической революции в Киргизии, как и во всей стране; показывается, что борьба трудовых масс Киргизии (и других прежде отсталых окраин России) за победу Октябрьской революции выражалась главным образом в форме народно-освободительного и аграрного движений, которые слились с рабочим движением центра страны; характеризуется реакционная сущность буржуазно-националистических выступлений басмачей, отмечается помощь РСФСР в борьбе с контрреволюцией, за упрочение Советской власти.

Однако немало важных проблем изучено еще далеко не достаточно: требует дальнейшего и тщательного исследования вопрос о союзе рабочего класса с трудовыми крестьянскими массами национальных окраин, без чего нельзя глубоко понять ни движущих сил революции, ни стратегии и тактики Коммунистической партии в революции, ни решающей роли народных масс. Слабо разработана история социально-экономических и культурных преобразований в 1918 - 1920 гг. в Киргизии.

Построение социализма в Киргизии осуществлялось при братской поддержке и помощи со стороны других народов России и прежде всего русского народа. В. И. Ленин считал такую помощь важнейшим условием успешного перехода отсталых стран к социализму58 . В ряде монографий и статей показано, как Советское государство использовало все рычаги, чтобы обеспечить более высокие темпы экономического и культурного развития Киргизии, как и многих других окраин, на пути перехода к социализму, ликвидировать фактическое неравенство ранее отсталых народов. Кредитно- ссудная и бюджетная политика пролетарского государства59 , например, служила важным средством поддержки бедняцко-середняцких, землеустраиваемых и оседающих хозяйств, средством укрепления экономической смычки промышленности с сельским хозяйством, союза рабочего класса с крестьянством, развития дружбы народов Советской страны.

В последние годы усилилось исследование социально-экономических отношений, истории подготовки и победы социализма в аиле, кыштаке и деревне Киргизии60 . Ограничение и ликвидация байско-ма-


57 А. Г. Зима. К вопросу об установлении Советской власти в Киргизии. "Материалы объединенной научной сессии, посвященной истории Средней Азии и Казахстана (эпоха социализма)". Алма-Ата. 1957; ее же. Общие закономерности и особенности осуществления ленинской теории социалистической революции в Киргизии. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. III, вып. 2. 1961; ее же. Советы в Киргизии в 1917 г. Фрунзе. 1962; С. Б. Жантуаров. Гражданская война в Киргизии. Фрунзе. 1963; В. Н. Семенков. Борьба большевиков Киргизии и Туркестана. Фрунзе. 1962; К. И. Малышев. Борьба за Советы в Киргизии и Туркестане. Фрунзе. 1958; И. П. Мужиков. Человек несгибаемой воли. Историко-биографический очерк жизни и деятельности М. В. Фрунзе. Фрунзе. 1960; П. П. Никишов. Борьба с басмачеством на юге Киргизии. Фрунзе. 1957; его же. Деятельность большевистских организаций Киргизии в первый период иностранной военной интервенции и гражданской войны. "Вопросы истории Коммунистической партии Киргизии". Ежегодный сборник статей. Вып. I. Фрунзе. 1962; Б. Элебаев. Очерк истории разгрома Беловодского мятежа в 1918 г. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. VI. 1958; И. И. Юсупов. Участие дунган в установлении Советской власти в Семиречье. Фрунзе. 1959, и др. Интерес представляют также "Воспоминания участников революционных событий и гражданской войны в Киргизии". Фрунзе. 1957.

58 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 31, стр. 219.

59 М. Литуновская. Бюджет и хозяйственно-культурное развитие Киргизской ССР. Фрунзе. 1958; А. О. Оролбаев. Бюджет и промышленное развитие Киргизии. Фрунзе. 1960; И. Г. Единович. Роль кредита в развитии экономики Киргизской ССР. Фрунзе. 1962.

60 Н. Х. Абдуазизова. Из истории подготовки массового колхозного движения на юге Киргизии, (1924 - 1928 гг.). "Ученые записки" Ошского педагогического ин-

стр. 14

напских и кулацких хозяйств осуществлялись в Киргизии в ходе земельно-водных реформ, землеустройства 1921 -1928 гг. и особенно выселения (при всемерной поддержке народа) крупных манапов и баев в 1927 - 1929 гг. Важную роль играла здесь налоговая политика Советской власти, весьма эффективно сдерживавшая эксплуататорские тенденции манапов, баев, кулаков.

Огромное значение для перехода Киргизии к социализму имело оседание кочевников61 . За десятилетие, предшествовавшее коллективизации, Советская власть провела в Киргизии поистине грандиозные преобразования в социально- экономическом строе, аграрных отношениях, которые, в сущности (при наличии всесторонней помощи Союзного правительства), подготовили безраздельную победу социализма в республике. Преобразования 20-х годов, в том числе аграрные, осуществленные в Киргизии и направленные на обеспечение победы социализма, характеризуются как социалистические62 . Вместе с тем следует заметить, что имеется и иная оценка аграрных преобразований: ряд историков рассматривает их как буржуазно-демократические или революционно-демократические63 . Наличие этих точек зрения говорит о необходимости дальнейшего исследования отдельных проблем истории Киргизии, как и Средней Азии в целом.

В работах, посвященных истории сплошной коллективизации, раскрывается руководящая и направляющая роль Коммунистической партии в борьбе за социалистическое переустройство деревни. Показано своеобразие форм и методов борьбы партийных и советских организаций за коллективизацию сельского хозяйства, а также особенности организации колхозов в республике. Правильно подчеркивается, что коллективизация в Киргизии осуществлялась в более сложных условиях, чем в РСФСР. Классовые враги, пользуясь патриархально-родовыми пережитками, оказывали сильнейшее сопротивление; большой


ститута. Вып. 1. 1957; Б. Байбулатов. Подготовка и проведение земельно-водной реформы в Южиой Киргизии в 1927 - 1928 гг. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957; Р. И. Врадий. ТОЗы в Киргизии (историческая оправка). "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. IV. 1958; Д. Дуйшемалиев. Политические отделы МТС в борьбе за усиление партийного руководства колхозами Киргизии и их организационно-хозяйственное укрепление (1933 - 1934 гг.). "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957; его же. Борьба КПСС за укрепление колхозов (из истории колхозного строительства в Киргизии). Фрунзе. 1959; И. Ибраимов. Коммунистическая партия Киргизии в борьбе за проведение земельно-водной реформы в республике. "Труды" Пржевальского педагогического института. Вып. IV. 1956; его же. Развитие сельскохозяйственной кооперации в республике. Там же. Вып. V. 1957; С. Ильясов. Социалистическое землеустройство в Киргизии в 1923 - 1926 гг. "Труды" Института языка и литературы и Института истории АН Киргизской ССР. Вып. V. 1956; его же. Кооперативно-колхозное строительство в Киргизии. Фрунзе. 1960; его же. Победа социалистических отношений в сельском хозяйстве Киргизии. Фру нее. 1961; А. Маматюсупов. Переломные годы в сельском хозяйстве Киргизии. Фрунзе. 1957; Б. С. Оморов. К вопросу о вовлечении аульно-деревенской бедноты и среднего крестьянства в социалистическое переустройство киргизского аула (1921 - 1930 гг.). "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. III. 1957; его же. К вопросу о развитии союза рабочего класса и трудового крестьянства (на киргизском языке). Фрунзе. 1957; П. И. Ухванов. Земельно-водная реформа в Киргизии. Фрунзе. 1957; его же. Партийные организации Киргизии в борьбе за аграрные преобразования (1921 -1924 гг.). "Вопросы истории Коммунистической партии Киргизии". Ежегодный сборник статей. Вып. I; В. П. Шерстобитов. Социально-экономические отношения в аиле, кыштаке и деревне Киргизии до коллективизации сельского хозяйства. "История советского крестьянства и колхозного строительства в СССР". М. 1963; Х. Юсупов. Преобразование сельского хозяйства у советских дунган. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. II, выл. 2 (дунгановедение). 1960; И. Юсупов. Кооперирование среди дунган Киргизии и Казахстана, Фрунзе. 1960.

61 П. К. Алпацкий. К истории оседания кочевых и полукочевых хозяйств Киргизии, Фрунзе. 1959.

62 См. "История Киргизии". Т. II. 1963, стр. 17, 268, 287.

63 См. "Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС. История СССР". Сборник статей. М. 1962, стр. 460 - 462.

стр. 15

удельный вес имела низшая форма производственной сельскохозяйственной кооперации - тозы; коллективизация проводилась одновременно с массовым переходом кочевников к оседлости. Приводятся данные о помощи рабочего класса крестьянству, исследуется борьба за организационно-хозяйственное укрепление колхозов.

К сожалению, до сих пор не создано трудов, которые, опираясь на выявленные документы и региональные исследования, содержали бы анализ процесса социалистического переустройства сельского хозяйства в республике в целом, с необходимой глубиной вскрывали бы закономерности утверждения социализма в национальной деревне бывших окраин России.

Появились работы о развитии сельского хозяйства Киргизии за весь советский период и на отдельных этапах социалистического строительства, по истории совхозов и колхозов64 . Изучалась история водного хозяйства и улучшения ирригации в предвоенные годы65 .

Особое внимание уделяется изучению истории советского рабочего класса и промышленного развития Киргизии66 . В книгах и статьях


64 Р. Айникенов. Коммунистическая партия Киргизии в борьбе за дальнейшее развитие совхозного животноводства. Фрунзе. 1960; его же. Повышение уровня партийного руководства совхозами Киргизии на основе решений пленумов ЦК КПСС (1953 - 1955 гг.). "Труды" Пржевальского педагогического института, серия общественных наук. Вып. I. 1963; С. Аттокуров. История колхоза имени Карла Маркса (на киргизском языке). Фрунзе. 1962; А. С. Баялы. Борьба партийных организаций Киргизии за организационно-хозяйственное укрепление колхозов в послевоенный период (1946 - 1950 гг.). "Ученые записки" Киргизского государственного заочного педагогического института. Вып. 3. 1957; его же. Мощный подъем сельского хозяйства Киргизии после Великой Октябрьской социалистической революции. "Ученые записки" Киргизского женского педагогического института. Вып. III. 1958; его же. Значение решений XXI съезда и пленумов ЦК КПСС (1953 - 1958 гг.) о дальнейшем укреплении союза рабочего класса и крестьянства. Там же. Вып. V. 1960; К. Г. Забиров. Подъем сельского хозяйства Киргизии после сентябрьского Пленума ЦК КПСС. "Известия" АН Киргизской ССР. Т. II, вып. 3 (история). 1960; Д. С. Лайлиев. Развитие сельского хозяйства Киргизии. Фрунзе. 1958; Д. Малабаев. История колхоза имени Ленина. Фрунзе. 1963; А. Орузбаев. Совхозы Киргизии за 40 лет Октября. "Ученые записки" Киргизского женского педагогического института. Вып. III. 1958; М. Р. Рыскулбеков. Развитие сельского хозяйства Киргизии в третьей пятилетке (1938 - 1941 гг.). Сборник статей (посвящается 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции) Киргизского заочного педагогического института. 1957; К. Сулейманов. Организационно-хозяйственное укрепление колхозов (из опыта работы партийной организации Киргизской ССР в период послевоенной четвертой пятилетки (1946 - 1950 гг.). Фрунзе. 1956; его же. Партийная организация Киргизии в борьбе за техническое оснащение колхозного производства. Фрунзе. 1961; А. Токтогулов. Комсомол Киргизии - активный помощник партии в борьбе за развитие общественного животноводства. Фрунзе. 1961; его же. Повышение боеспособности комсомола Киргизии в борьбе за проведение курса партии на крутой подъем сельского хозяйства (1953 - 1958 гг.). "Из истории Коммунистической партии Киргизии". Сборник трудов кафедры истории КПСС Киргизского государственного университета. Вып. I. 1963; А. Идинов. Борьба Коммунистической партии Киргизии по укреплению колхозов республики квалифицированными кадрами (1953 - 1958 гг.). Там же; И. А. Бреев. Коммунистическая партия - организатор производственно-технической помощи рабочего класса трудовому крестьянству Киргизии в годы первой пятилетки. Там же; Д. Уметов. Организационно-хозяйственное укрепление колхозов Киргизии в годы третьей пятилетней (1938 - 1941 гг.). Фрунзе. 1959, и др.

65 Д. Будянский. Народное движение в ирригационном строительстве Киргизии. Фрунзе. 1960; его же. К истории развития ирритации в Киргизии (1918- 1937 гг.). "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. III, вып. 3 (история). 1961, и др.

66 К. Асангулов. Рост трудовой активности рабочих Киргизии в период развернутого строительства коммунизма. "Труды" Пржевальского государственного педагогического института, серия общественных наук. Вып. I. 1963; И. Г. Гришков. У истоков электрификации Киргизии. "Ученые записки" Ошского государственного института. Вьп. IV (гуманитарные науки). 1963; Н. С. Есипов. Промышленность Киргизии. Фрунзе. 1957; Х. О. Лайпанов. К вопросу о восстановлении промышленности Киргизии (1921 - 1927 гг.), "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. III. 1957; Б. Мураталиев. Перестройка системы управления и новый подъем промышленности Киргизии, "Вопросы экономики социали-

стр. 16

освещаются основные этапы и особенности формирования рабочего класса в Киргизии, даются некоторые сведения о его национальном составе, показывается подготовка кадров рабочих в различных отраслях промышленности, характеризуется процесс возникновения и развития профессиональных союзов. Введены в научный оборот значительные материалы о численности рабочих в отдельных отраслях промышленности республики, о борьбе за технический прогресс, за повышение производительности труда; характеризуется развитие социалистического соревнования и осуществления индустриализации Киргизстана.

Историки и экономисты показывают, какое влияние имело социалистическое разделение труда на подъем экономики ранее отсталых народов. В ходе социалистической индустриализации, проводившейся в национальных районах высокими темпами, устранялась примитивная структура народного хозяйства, промышленно отсталые окраины выравнивались в своем развитии с центром, формировались национальные кадры рабочего класса.

Однако проблема формирования рабочего класса Киргизии все еще ждет обстоятельного исследования. Необходимо провести анализ изменений в составе рабочих (по национальности, возрасту, полу, стажу, образованию, квалификации); глубже исследовать вопросы рационализации и изобретательства, осветить почти не затронутую тему технического оснащения основных отраслей промышленности.

Яркую страницу истории Советской Киргизии представляет национально-государственное строительство. Этой проблеме посвящается немало работ67 . В них показана история создания киргизской советской автономии, укрепление Советов, соответствующих языку, быту киргизского народа, борьба за коренизацию аппарата, за выращивание национальных кадров. Историки раскрывают глубокий смысл высказывания В. И. Ленина о том, что "всем трудящимся массам среди наиболее отдаленных народов близка идея Советов, что эти организации, Советы, должны быть приспособлены к условиям докапиталисти-


стической промышленности". Фрунзе. 1958; Х. М. Мусин. Профсоюзы Советского Киргизстана. Исторический очерк. М. 1962; его же. Рабочий класс Советской Киргизии. Фрунзе. 1963; И. П. Мужиков, А. Каниметов, Р. П. Маречек. История чехословацкого кооператива "Интергельпо". Фрунзе. 1957; П. Ф. Соловьев. От ударников и бригад - к цехам и предприятиям коммунистического труда. Фрунзе. 1961; С. Татыбеков. Очерки социалистического преобразования экономики Киргизии (1917 - 1940). Фрунзе. 1959; Ж. С. Татыбекова. История каменноугольного рудника Кызыл-Кия (1917 - 1963 гг.). Фрунзе. 1964; Б. Ш. Чормонов, А. Ф. Сидоров. Промышленный прогресс в Киргизской ССР. Фрунзе. 1963; Б. Чыймылова. Трудящиеся Киргизии в борьбе за выполнение второй пятилетки в области промышленности и транспорта. Фрунзе. 1959; Ш. Шяриязданов. Рабочий класс Киргизии в борьбе за развитие промышленности в послевоенные годы (1946 - 1953). Фрунзе. 1962, и др.

67 А. Гордиенко, П. Белый. Киргизская ССР - равноправное суверенное государство в составе Союза ССР. Фрунзе. 1956; Е. И. Кацура. Борьба КПСС за создание основ национальной государственности киргизского народа (1917 - 1921 гг.). Фрунзе. 1957; В. Е. Кутарева, А. Д. Джунушев. Из истории "национально-государственного размежевания Средней Азии и образования Киргизской Автономной области. "Ученые записки" историко-юридического факультета Киргизского государственного университета, серия историческая. Вып. VII. 1963; Д. Малабаев. Борьба Киргизской парторганизации за укрепление Советов. Фрунзе. 1962; Д. Мейер. Из истории деятельности Киргизской партийной организации по разработке и проведению Конституции победившего социализма. "Из истории Коммунистической партии Киргизии". Сборник трудов кафедры истории КПСС Киргизского государственного университета. Вып. I. 1963; И. Момувбаев. Великая Октябрьская социалистическая революция и создание основ киргизской советской государственности. Фрунзе. 1962; К. Нурбеков, С. Табыталиев. Развитие советской демократии в Киргизской ССР. Фрунзе. 1962; К. Орозалиев. Торжество ленинской национальной политики (на киргизском языке). Фрунзе. 1957; его же. К вопросу образования Киргизской ССР. "Юбилейная научная сессия АН Киргизской ССР". Фрунзе. 1958; Р. Тургунбеков. Конституционные основы суверенитета Киргизской ССР. Фрунзе. 1959; его же. Расширение прав союзных республик. Фрунзе. 1961, и др.

стр. 17

ческого общественного строя..."68 . Государственное строительство в Киргизии проходило в основном на базе крестьянских Советов, которые оправдали свое историческое назначение и, как показала жизнь, оказались вполне пригодными для проведения в жизнь принципов диктатуры пролетариата69 . Специфические особенности Киргизии вызвали к жизни джайлоонные (функционировавшие в летнее время на высокогорных пастбищах - джайлоо) Советы70 , игравшие активную роль в советизации кочевых районов, в приближении Советской власти к трудовым массам Киргизии. Великим завоеванием советского строя явилось раскрепощение женщины- киргизки, приобщение ее к производительному труду и вовлечение в общественную жизнь71 .

Социалистическое строительство в Киргизии осуществлялось в условиях острой классовой борьбы трудящихся с байско-манапскими и кулацкими элементами, с их враждебной идеологией72 . Националистические идеологи, ратовавшие за "единое и неделимое" киргизское общество, проповедовали национальную ограниченность, раздували межнациональную вражду, стремясь увековечить господство баев и манапов. Не меньший вред причиняли шовинистические тенденции с их отрицанием национально-специфических особенностей, присущих киргизскому народу, непониманием того, что необходимо проявлять особое внимание к выращиванию национальных кадров, к национально-государственному и национально-культурному строительству.

Благодаря упорной борьбе Коммунистической партии против уклонов в национальном вопросе в Киргизии, как и во всей стране, восторжествовали ленинские принципы пролетарского интернационализма, утвердилось морально-политическое единство и дружба советских народов. Созданные историками Киргизии работы о дружбе народов, о подлинном триумфе ленинской национальной политики73 , осуществляемой под руководством Коммунистической партии, имеют большое значение в деле интернационального воспитания советских людей, формирования человека коммунистического общества.


68 В. И. Ленин. Соч. Т. 31, стр. 219 - 220.

69 А. А. Алтмышбаев. О некоторых особенностях формы перехода народов Средней Азии к социализму. Фрунзе. 1959.

70 Д. Малабаев. К вопросу об организации и деятельности" джайлоонных Советов в Киргизии. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. III, вып. 2. 1961.

71 Ж. С. Татыбекова. Раскрепощение женщины-киргизки Великой Октябрьской социалистической революцией (1917 - 1936 гг.). Фрунзе. 1963.

72 А. Алтмышбаев. К истории борьбы КПСС за распространение идей марксизма-ленинизма в Киргизии. Фрунзе. 1960; Б. Байбулатов. О преодолении пережитков прошлого в сознании людей. Фрунзе. 1956; А. Джумагулов. Патриархально- феодальные пережитки и борьба с ними (на киргизском языке). Фрунзе. 1960.

73 "Торжество идей пролетарского интернационализма и дружбы народов в Советском Киргизстане". Фрунзе. 1963; Д. М. Будянский. Некоторые данные о помощи русского народа киргизскому народу в строительстве социализма. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. II. 1956; М. Джумусов. Всестороннее развитие и тесное сближение советских наций в период развернутого строительства коммунизма. Фрунзе. 1962; "Дружба народов и социалистический интернационализм - великая сила в борьбе за построение коммунизма". Материалы межреспубликанского семинара- совещания, состоявшегося в Ташкенте 10 - 15 апреля 1961 г. Ташкент. 1961; Т. Дуйшемалиев. Из истории дружбы киргизского и казахского "ародов. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. V. 1959; А. Каниметов. Юлиус Фучик в Советском Киргизстане. Фрунзе. 1956; К. Каракеев. Киргизстан в братской семье народов СССР. Фрунзе. 1957; В. В. Липович, С. Табыщалиев. Нерушимая дружба. Фрунзе. 1963; Б. Т. Мураталиев. Экономические связи Киргизского экономического административного района. "Вопросы экономики промышленности Киргизии". Сборник 2. Фрунзе. 1961; А. И. Нарывбаев. Нерушимая дружба народов СССР - воплощение идей ленинизма. "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. III. 1957; Д. И. Рудзянский. О работе местных Советов по укреплению сотрудничества киргизского и узбекского народов (1928 - 1932 гг.). "Известия" АН Киргизской ССР. Вып. 6. 1958; М. Рыскулбеков. Экономическое сотрудничество Киргизской ССР с союзными республиками и странами социализма. Фрунзе. 1962.

стр. 18

За годы Советской власти киргизский народ добился огромных успехов в своем культурном развитии, поэтому большой интерес исследователей к этой проблеме вполне закономерен. А. Алтмышбаев исследует теоретические вопросы формирования и развития социалистической культуры народов Средней Азии74 . Написаны сводные очерки и монографии по отдельным периодам и проблемам культурного строительства в Советском Киргизстане75 . Опубликованы книги и статьи по истории общеобразовательной и высшей школы76 , о развитии науки77 , литературы78 , искусства79 , о создании национальных кадров интеллигенции80 , об успехах здравоохранения81 . Вышли брошюры по истории печати в Киргизии82 . Историки, литературоведы и искусствоведы обобщили огромный материал по истории становления и подъема национальной по форме и социалистической по содержанию культуры Советского Киргизстана. В их работах показывается борьба за марксистско-ленинское содержание советской культуры Киргизии, отмечаются трудности осуществления культурной революции в отсталом крае. Сделана удачная попытка раскрыть особенности культурного строительства в Киргизии, которые определялись многими обстоятельствами: почти полной неграмотностью населения, унаследованной от дореволюционного времени, острым недостатком национальных кадров интеллигенции, отсутствием в первые годы Советской власти национальной


74 А. Алтмышбаев. Некоторые особенности формирования " развития социалистической культуры народов Советского Востока. Фрунзе. 1958; его же. Некоторые пережитки прошлого в сознании людей в Средней Азида и роль социалистической культуры в борьбе с ними. Фрунзе. 1958.

75 Ж. Алтмышбаев. Рост материального благосостояния и культурного уровня трудящихся Киргизии между XX и XXI съездами КПСС. Фрунзе. 1959; А. И. Баранов. Расцвет культуры киргизского народа. Фрунзе. 1958; С. С. Данияров. Культурное строительство в Советском Киргизстане (1918 - 1930). Фрунзе. 1963; А. Казак бае в Компартия Киргизии в борьбе за дальнейшее развитие социалистической культуры киргизского народа (1956 - 1961 гг.). Фрунзе. 1963; И. Калчаев. Развитие социалистической культуры Киргизии в годы предвоенных пятилеток (1928 - 1941 гг.). "Ученые записки" Ошского государственного педагогического института. Вып. 3. 1959; А. Каниметов, А. Измайлов. Культурное строительство в Киргизии. Фрунзе. 1959; А. Каниметов. Культура возрожденного к новой жизни киргизского народа. "Развитие социалистической культуры в союзных республиках". Сборник статей. М. 1962; К. Каракеев. Расцвет культуры Советского Киргизстана. Фрунзе. 1961; его же. Коммунистическая партия Киргизии в борьбе за подъем народного образования в годы предвоенных пятилеток (1928 -1941 гг.). "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. III, вып. 2. 1961; М. Сушанло. Развитие культуры дунганского народа в Советской Киргизии и Казахстане. "Первая научная сессия Академии наук Киргизской ССР". Фрунзе. 1955, и др.

76 А. Э. Измайлов. Очерки по истории советской школы в Киргизии за 40 лет (1917 - 1957 гг.). Фрунзе. 1957; Б. М, Зима. Из истории высшей школы в Киргизской ССР. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 6. 1958; Ш. Т. Есенгараева. Высшая школа Киргизии на современном этапе. "Ученые записки" историко-юридического факультета Киргизского государственного университета, серия историческая. Вып. VII. 1963.

77 К. Каракеев. Развитие науки в Советском Киргизстане. Фрунзе. 1962.

78 "Очерк киргизской советской литературы". Фрунзе. 1960.

79 Б. Джумабаев. Пути развития Джалал-Абадского театра. Исторический очерк (на киргизском языке). Фрунзе. 1960, и др.

80 А. Омуралиев. К вопросу формирования киргизской советской интеллигенции. "Ученые записки" Ошского государственного педагогического института. Вып. 3. 1959; И. Соктоев. Борьба парторганизации Киргизии за подготовку педагогических кадров в годы второй пятилетки (1933 - 1937 гг.). "Из истории Коммунистической партии Киргизии". Сборник трудов кафедры истории КПСС Киргизского государственного университета. Вып. I. 1963; С. А. Токтогонов. Из истории борьбы парторганизации Киргизии за подготовку и воспитание педагогических кадров в республике. "Ученые записки" Ошского государственного педагогического института. Вып. IV (гуманитарные науки). 1963.

81 А. Айдаралиев. Основные этапы развития здравоохранения Киргизии. Фрунзе. 1958.

82 Н. И. Бутенко. Создание киргизской национальной печати (к 35-летию выхода в свет газеты "Эркин-Тоо"). Фрунзе. 1960; В. Д. Гурин. Зарождение советской печати в Киргизии. Фрунзе. 1964.

стр. 19

письменности. Вместе с тем киргизские историки пока еще не создали крупных, обобщающих трудов по истории культурного строительства республики, нет книг о развитии специального образования, подъеме культурно-просветительной работы.

Историкам и философам удалось показать, как благодаря национальной политике Коммунистической партии, братскому сотрудничеству всех советских народов трудящиеся Киргизии добились победы социалистических общественных отношений, достигли небывалых высот в развитии экономики и культуры. Большое внимание уделено проблеме формирования киргизской социалистической нации83 .

В изучении истории Киргизии периода Великой Отечественной войны84 сказался несколько односторонний подход к этой проблеме. Внимание историков до сих пор было сосредоточено в основном на показе героизма киргизских воинов и тружеников тыла. Это, разумеется, важно и нужно делать, но ограничиваться этим нельзя. Следует основательно расширить тематику работ, посвященных периоду Великой Отечественной войны, с тем, чтобы всесторонне осветить жизнь республики в это время.

Интенсивно разрабатывается история Коммунистической партии Киргизии - одного из отрядов КПСС. В настоящее время завершается подготовка к печати "Очерков истории Коммунистической партии Киргизии". Проделана большая работа по переводу на киргизский язык произведений классиков марксизма-ленинизма, документов Коммунистической партии. На киргизском языке опубликованы многие работы К. Маркса и Ф. Энгельса, четвертое издание сочинений В. И. Ленина, "Биография В. И. Ленина", а также большое количество отдельных ленинских произведений. Киргизский читатель получил в переводе на родной язык сборник "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК", чч. I-III, "Материалы XXII съезда КПСС", "Историю Коммунистической партии Советского Союза" и др. Опубликован ряд работ по истории комсомола Киргизстана85 .

Следуя указаниям XX, XXI и XXII съездов КПСС, историки Киргизии, как и всей страны, стали глубже изучать современность. Большое место в исследованиях историков занимает освещение работы партии по восстановлению ленинских принципов руководства экономической, политической и культурной жизнью, а также вклада трудящихся республики в общее дело построения коммунизма в нашей стране.

Достижением исторической науки является публикация документальных и статистических материалов, осуществленная за последние годы86 . Ценные аннотированные библиографии по истории


83 "Формирование и развитие киргизской социалистический нации". Фрунзе. 1957; С. К. Керимбаев. Некоторые стороны истории киргизов как социалистической нации. "Формирование социалистических наций в СССР". М. 1962; А. И. Нарынбаев. Союз рабочего класса и колхозного крестьянства - классовая основа киргизской социалистической нации. "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. IV. 1959; Б. Чыймылова. К вопросу о завершении формирования киргизской социалистической нации. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957.

84 Б. Чокушов. Помощь трудящихся Советской Киргизии фронту в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. VI. 1958; Н. П. Животовская. Трудовые подвиги женщин Киргизии в годы Великой Отечественной войны (1941 - 1945 гг.). "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. IV. 1958; С. Табышалиев. Защищая Родину (подвиги комсомольцев Киргизии в годы Великой Отечественной войны). Фрунзе. 1960.

85 С. Табышалиев. Страницы истории комсомола Киргизии. Фрунзе. 1960, и др.

86 "Великая Октябрьская социалистическая революция и гражданская война в Киргизии (1917 -1920 гг.)". Документы и материалы. Фрунзе. 1957; "Культурное строительство в Киргизии". Т. I (1918 - 1929 гг.). Фрунзе. 1957; т. II, ч. I ("Народное образование 1930 - 1941 гг."). Фрунзе. 1960; "Резолюции и постановления съездов

стр. 20

археологии и этнографии Киргизии составлены З. Л. Амитиным-Шапиро87 .

Таким образом, со времени выхода в свет первого издания "Истории Киргизии" историческая наука в республике, вступив в новый этап, достигла больших успехов, особенно в исследовании истории советского общества. Шире и разнообразнее стала проблематика исторических исследований, углубленнее изучение актуальных проблем. Историки Киргизии стали более обстоятельно показывать созидательную деятельность народных масс, руководящую роль Коммунистической партии.

В конце 1963 г. было осуществлено новое издание "Истории Киргизии" в двух томах88 , охватывающее историю киргизского народа с древнейших времен и до наших дней. Это издание подготовлено историками республики в творческом содружестве с учеными Москвы и других городов страны. На основе новых материалов, свежих археолого-этнографических данных, а также выполненных в последние годы исследований ряд важных проблем истории Киргизстана впервые получил сравнительно полное и систематическое освещение (феодальное общество в Киргизии в XI-XVIII вв., прогрессивная роль России в экономическом и культурном развитии края во второй половине XIX - начале XX в., участие народных масс в социалистическом и коммунистическом строительстве и пр.). Будучи сводным, обобщающим трудом, "История Киргизии" отражает состояние историографии Киргизстана, ее большие успехи и наряду с этим немалые еще пробелы и недостатки.

Советские историки обратились к углубленному изучению наиболее важных проблем истории Киргизии XIX - начала XX века. Обстоятельно освещен в литературе период кокандского господства над киргизами и особенно проблема добровольного вхождения Киргизии в состав России. Важный вклад в разработку указанной проблематики внесли Б. Джамгерчинов89 и ряд других историков90 .

Раскрывая глубокий социально-политический смысл добровольного вхождения Киргизии в состав России, авторы подчеркивают, что вопре-


Коммунистической партии Туркестана. 1918 - 1924 гг.". Ташкент. 1958; "Коммунистическая партия Киргизии в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов обкома и ЦК". Ч. I. Фрунзе. 1958; Подборка материалов об истории чехословацкого кооператива "Интергельпо". "Исторический архив". 1958, N 3; "Помощь рабочих-текстильщиков РСФСР в деле социалистического преобразования сельского хозяйства Киргизии в 1929 - 1930 гг.". Публикация документов. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957; "Рост и регулирование состава Коммунистической партии Киргизии (1918 - 1962 гг.)". Сборник документов и материалов. Фрунзе. 1963; "Народное хозяйство Киргизской ССР". Статистический сборник. Фрунзе. 1957; "Народное хозяйство Киргизской ССР". Статистический сборник. Фрунзе. 1960; "Народное хозяйство Киргизской ССР в 1961 г.". Статистический ежегодник. Фрунзе. 1962; "Киргизия в цифрах". Статистический сборник. Фрунзе. 1963.

87 З. Л. Амитин-Шапиро. Аннотированный указатель по истории, археологии и этнографии Киргизии (1750 - 1917 гг.). Фрунзе. 1958; его же. Литература о Киргизии (1918 - 1924). Аннотированный указатель. Фрунзе. 1963, и др.

88 "История Киргизии". Тт. I - П. Фрунзе. 1963.

89 Б. Джамгерчинов. О прогрессивном значении присоединения Киргизии к России. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. III. 1957; его же. Из истории присоединения Северной Киргизии к России. Там же. Вып. IV. 1958; его же. Важный этап из истории киргизского народа (к столетию присоединения Киргизии к России). Фрунзе. 1957; его же. Присоединение Киргизии к России. М. 1959; его же. О прогрессивном значении вхождения Киргизии в состав России. Фрунзе. 1963; его же. Добровольное вхождение Киргизии в состав России. Фрунзе. 1963, и др.

90 К. Усенбаев. Прогрессивное значение присоединения Киргизии к России. Фрунзе. 1957; его же. Присоединение Южной Киргизии к России. Фрунзе. 1960; А. Хасанов. Из истории Киргизии XIX в. Экономические и политические связи Киргизии с Россией. Фрунзе. 1960; его же. Взаимоотношения Киргизии с Кокандским ханством и Россией в 50 - 70-х годах XIX в. Фрунзе. 1961; его же. К вопросу о классовых корнях связи киргизского народа с великим русским народом. "Ученые записки" историко- юридического факультета Киргизского государственного университета, серия историческая. Вып. VII. 1963, и др.

стр. 21

ки колонизаторской политике царизма этот исторический акт способствовал важным прогрессивным переменам в экономике Киргизии, культуре и быту киргизского народа, обеспечил быстрое сближение киргизского и русского народов, содействовал приобщению трудовых масс Киргизии к революционной борьбе русского пролетариата.

Значительное место в исследованиях историков и экономистов заняла проблема общественного строя дореволюционной Киргизии, включающая целый комплекс таких сложных вопросов, как проникновение капитализма в экономику края, разложение натурального скотоводческого хозяйства кочевников и вовлечение их в сферу товарных отношений, эволюция форм собственности на землю и скот. Многие из этих вопросов уже получили освещение91 . Вышли общие работы о социально-экономическом строе Киргизстана в дооктябрьский период92 .

Изучение общественной мысли и культуры киргизского народа в дореволюционный период ведется А. Алтмышбаевым93 и некоторыми другими исследователями94 .

В историографии Киргизии имеется еще много "белых пятен". Требуют дальнейшего исследования история первобытного общества, проблема возникновения классовых отношений и рабовладельческой формации, проблемы средневековья. Недостаточно внимания уделено критике религиозно-мистической и антирусской концепции реакционных акынов XIX в., наносящей вред коммунистическому воспитанию трудящихся. Слабо изучена история революционного движения в Киргизии в конце XIX - начале XX века95 .

Характерной чертой развития исторической науки в Киргизии стал ныне выход за рамки местной проблематики; все более растет интерес историков к "некиргизским" проблемам (до середины 50-х годов интерес этот только намечался). Появились работы по истории древнего мира 96 . Исследованием русско-шведских отношений в XIX в. занимался


91 С. Ильясов. Земельные отношения в Киргизии в конце XIX - начале XX в. Фрунзе. 1963; М. П. Вяткин. Монополистический капитал в Средней Азии. Фрунзе. 1962; К. Усенбаев. Общественно-экономические отношения киргизов в период господства Кокандского ханства. Фрунзе. 1961; К. Джунушев. Экономические предпосылки возникновения товарного хозяйства в дореволюционной Киргизии. Фрунзе. 1962.

92 Б. Байбулатов. Социально-экономический строй Киргизии до Великой Октябрьской социалистической революции. Фрунзе. 1958; М. Т. Айтбаев. Социально- экономические отношения в киргизском аиле в XIX и начале XX века. Фрунзе. 1962.

93 А. А. Алтмышбаев. Из истории развития общественно-политической и философской мысли киргизского народа в конце XIX - начале XX в, "Известия" АН Киргизской ССР. Вып. 4. 1957.

94 А. А. Чукубаев. Социально-экономическая и политическая обстановка и развитие общественной мысли в Киргизии во 41 половине XIX - начале XX в. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. IV. 1955; его же. Токтогул (эпоха, жизнь, творчество). Фрунзе. 1959; Д. Айтмамбетов. Дореволюционные школы в Киргизии. Фрунзе. 1961; его же. Школьное дело в Туркестане. Фрунзе. 1963; Б. Аманалиев. Социально-политические и философские идеи Токтогула и Тоголока Молдо (дооктябрьский период). Фрунзе. 1963.

95 Некоторый сдвиг в этой области уже наметился. См. И. П. Мужиков. Влияние первой русской революции 1905 - 1907 гг. на развитие революционного движения в Киргизии. Фрунзе. 1955; А. Ф. Якунин. Революция в Средней Азии и Казахстане в 1905 - 1907 годах. "Первая русская революция 1905 - 1907 гг.". Сборник статей. М. 1955; А. В. Пясковский. Революция 1905 - 1907 гг. в Туркестане. Ташкент. 1957; А. Г. Зима. Киргизия накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Фрунзе. 1959.

96 И. А. Робуш. К вопросу о своеобразии формирования базиса рабовладельческого общества. "Ученые записки" Ошского педагогического института. Вып. I. 1957; А. Л. Кац. Религия и государство в Римской империи в конце III - начале IV в. н. э. "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. 2. 1956, и др.

стр. 22

А. А. Арзыматов97 . Привлекают внимание ученых Киргизии отдельные вопросы истории дореволюционной России и истории СССР98 , социалистических преобразований в странах народной демократии99 , некоторые проблемы всеобщей истории100 . Вышла в свет брошюра об освободительном движении народов Востока101 .

Крупные перемены произошли в деятельности киргизских археологов, исследования которых не только приняли широкий размах, но и изменили свой характер: наметился переход к стационарному изучению памятников старины. Археологи выявили новые центры оседлой культуры в Таласе и на Тянь-Шане. В Таласской долине проведены значительные работы по исследованию погребений эпохи бронзы, ранних и поздних кочевников, а также горнорудных промыслов102 . Здесь же в 1961 -1962 гг. удалось обнаружить памятники орхоно-енисейской письменности103 . Подбойно- катакомбные погребения - памятники кочевого населения I-IV вв. и оседло- земледельческая культура юго-западной части Ошской области и Алайской долины изучались Ю. Д. Баруздиным, который открыл уникальные по своему значению материалы о культуре кочевников на грани первых веков нашей эры104 . Памятники катакомбной культуры и оседлые поселения Кет-


97 А. А. Арзыматов. Русско-шведские отношения в период 30-летней войны. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 3. 1954; его же. Шведско-французский план восточной коалиции и русская дипломатия. Там же. Вып. 5. 1958.

98 В. М. Петровец. К вопросу о борьбе Н. А. Добролюбова с либералами. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 6. 1958; ее же. Основание и первые издания вольной русской типографии. "Ученые записки" историко-юридического факультета Киргизского государственного университета, серия историческая. Вып. VII. 1963; К. А. Козлов. Экономическая программа народничества 70- х годов в России. "Ученые записки" Ошского государственного педагогического института. Вып. 3, 1959; И. М. Скляр. О начальном этапе первой крестьянской войны в России. "Вопросы истории", 1960, N 6; И. Г. Гришков. Первые мероприятия Советского государства по электрификации страны. "Ученые записки" Киргизского заочного педагогического института. Вып. 2. 1956; Н. И. Не маков, Р. Р. Айникенов. Коммунистическая партия в борьбе за подготовку массовой коллективизации сельского хозяйства (1927 - 1929 гг.). "Труды" Пржевальского государственного педагогического института, серия общественных наук. Вып. 1. 1963, и др.

99 А. В. Радвогин. Вопросы национально-государственного строительства в Румынской Народной Республике. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. IV. 1955, и др.

100 Н. Н. Туманович. Организация военных союзов и блоков как средство английской экспансии на Среднем Востоке в первой половине XIX в. "Труды" Института истории АН Киргизской ССР. Вып. I. 1955; Н. Н. Туманович, К. И. Петров. Из истории торгово-колониальной экспансии Англии на Ближнем Востоке. "Известия" АН Киргизской ССР. Вып. 4. 1957; И. Е. Семенов. Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов о войне 1859 г. в Италии. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 4. 1955; его же. Русский гарибальдиец Л. И. Мечников. Там же. Вып. 5. 1958; В. Ф. Шелике. О некоторых проблемах революции 1918 - 1919 гг. в Германии. "Вопросы истории", 1956, N 12; ее же. Мартовские бои 1919 г. в Берлине. "Ноябрьская революция в Германии". М. 1960; К. Усенбаев. Некоторые данные о захватническом стремлении английской буржуазии в Средней Азии в 50 - 70-х годах XIX в. "Материалы первой всесоюзной научной конференции востоковедов в г. Ташкенте 4 - 11 июня 1957 г.". Ташкент. 1958; С. С. Искенова. Заметки об англо-русских противоречиях в период присоединения Кокандского ханства к России. "Ученые записки" историко-юридического факультета Киргизского государственного университета, серия историческая. Вып. VII. 1963.

101 Б. Джамгерчинов. Программа КПСС и освободительное движение народов против колониального рабства. Фрунзе. 1962.

102 П. Н. Кожемяко. Погребения эпохи бронзы в Киргизии. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. II, вып. 3 (история). 1960; "Археологические памятники Таласской долины". Фрунзе. 1963.

103 "Новые эпиграфические находки в Киргизии (1961 г.)". Фрунзе. 1962.

104 Ю. Д. Баруздин. Кара-Булакский могильник. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. III, вып. 3 (история). 1961; Ю. Д. Баруздин, А. Г. Подольский. Бронзовая женская статуэтка из Кара-Булакского могильника. "Краткие сообщения" Института археологии (КСИА), 85. 1961; Ю. Д. Баруз-

стр. 23

мень-Тюбинской котловины изучаются И. Кожомбердиевым105 . Важное значение для исследования истории и культуры племен, оставивших подбойно-катакомбные погребения, имеют работы С. С. Сорокина106 . В 1961 г. П. Н. Кожемяко начал стационарные раскопки одного из крупнейших оседло-земледельческих поселений Чуйской долины - Краснореченского городища. Здесь получены интересные данные из области раннесредневекового монументального строительства (замок, храм), искусства (скульптура, росписи, резьба по глине и алебастру). Изучались жилые строения горожан-ремесленников. В настоящее время археологи обследуют территории, подлежащие затоплению сооружаемыми Токтогульским, Кампыр-Раватским и Керкидонским водохранилищами.

Активно работают этнографы Киргизии. В 1958 г. вышла в свет крупная монография, посвященная изучению быта киргизских колхозников107 . В книге показаны история двух селений и колхоза, объединившего их жителей, общественное хозяйство артели и производственный быт колхозников; рост материального благосостояния колхозников и их личное хозяйство; материальная культура; семья и семейный быт; общественная и культурная жизнь; народное творчество. Появились работы об историко- культурных связях русского и киргизского народов108 . Историей домашних промыслов и ремесла у киргизов дореволюционного периода занимался А. Ф. Бурковский109 . В 1962 г. вышла монография К. И. Антипиной110 , в которой дается описание материальной культуры и прикладного искусства южных киргизов в прошлом и настоящем. Вопросы семейного быта у киргизов в дореволюционный и советский периоды разрабатываются А. Джумагуловым111 . В последнее время усилилось внимание к изучению быта рабочих Киргизии112 , а также этнографии народов, населяющих Киргизстан113 . Заметным научным событием было появление очерков о киргизах и других народах республики в томе "Народы Средней Азии и Казахстана" серии


дин, А. М. Беленицкий. Бронзовая пластинка из Кара-Булакского могильника. КСИА, 86. 1961; Ю. Д. Баруздин, Г. А. Брыкина. Археологические памятники Баткена и Ляйляка. Фрунзе. 1962.

105 И. Кожомбердиев. Могильник Акчий-Карасу в долине Кетмень-Тюбе. "Известия" АН Киргизской ССР. Т. II, вып. 3 (история). 1960.

106 С. С. Сорокин. О датировке и толковании Кенкольского могильника. "Краткие сообщения" Института истории материальной культуры (КСИИМК), 64. 1954; его же. Среднеазиатские подбойно-катакомбные захоронения как памятники местной культуры. "Советская археология", 1956, N 26, и др.

107 С. М. Абрамзон, К. И. Антипина, Г. П. Васильева, Е. И. Махова, Д. Сулайманов. Быт колхозников киргизских селений Дархан и Чичкан. "Труды" Института этнографии, новая серия. Т. XXXVII. М. 1958.

108 М. Т. Айтбаев. Историко-культурные связи киргизского и русского народов (по материалам Иссык-Кульской области Киргизской ССР). Фрунзе. 1957.

109 А. Ф. Бурковский. К вопросу обработки животноводческого сырья у киргизов. "Ученые записки" Киргизского женского педагогического института. Вып. II. 1957; его же. Из истории техники металлического производства у киргизов. "Ученые записки" исторического факультета Киргизского государственного университета. Вып. 5. 1958.

110 К. И. Антипина. Особенности материальной культуры и прикладного искусства южных киргизов. Фрунзе. 1962.

111 А. Джумагулов. Некоторые обычаи и обряды дореволюционной киргизской семьи. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. I, вып. I (история). 1959; его же. Семья и брак у киргизов Чуйской долины. Фрунзе. 1960.

112 К. Мамбеталиева. Быт и культура шахтеров-киргизов каменноугольной промышленности Киргизии. Фрунзе. 1963.

113 И. В. Захарова. Материальная культура уйгуров Советского Союза. Среднеазиатский этнографический сборник. Т. II. "Труды" Института этнографии, новая серия, Т. XXVII, 1959; Л. Шинло. Дунганский орнамент. Альбом. Фрунзе. 1959; ее же. Дунганская вышивка. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. II, вып. 2 (дунгановедение). 1960. Вышло несколько работ о дунганах, написанных в общеисторическом плане. См. М. Сушанло. Дунганское восстание второй половины XIX века и роль в нем Бай Янь-ху. Фрунзе. 1960, и др.

стр. 24

"Народы мира", выпускаемой Институтом этнографии АН СССР при участии местных специалистов114 . Историко-этнографический интерес представляют фундаментальный "Русско-киргизский словарь" (М. 1959), подготовленный под руководством К. К. Юдахина, и диалектологические исследования киргизских языковедов. Этнографы республики заняты сейчас разработкой важной темы о хозяйственно-бытовом и культурном сближении народов и этнографических групп Киргизии в период развернутого строительства коммунизма.

Продолжается изучение проблемы этногенеза киргизов. В работах К. И. Петрова выдвигается интересная концепция сложения киргизской народности и исследуются феодальные отношения у киргизов в XV-XVIII веках115 . В последнее время увеличилась публикация источников по средневековой истории киргизов и Киргизстана116 .

В нашей исторической науке киргизская советская историография играет значительную роль. Исследование истории Советского Киргизстана содействует углубленному изучению актуальнейшей ныне проблемы некапиталистического развития отсталых народов к социализму и коммунизму. Вместе со всеми советскими историками историки Киргизии участвуют в наступательной борьбе против буржуазной историографии, в частности, на большом фактическом материале вскрывают лживость широко распространенного в ней тезиса о "советском колониализме" на Востоке, показывают, что киргизский народ в братской семье советских народов обрел подлинную свободу и счастье, прошел в кратчайшие сроки путь от отсталости и нищеты к вершинам современного прогресса. Весьма ощутителен вклад историков Киргизии в разработку вопроса о прогрессивном значении присоединения Средней Азии к России - стране, открывшей новую эру в истории человечества, чем было обеспечено утверждение социалистического строя у среднеазиатских народов, которым до приобщения к России грозило порабощение со стороны отсталых восточных деспотий и империалистической Англии.

Для нового периода в развитии советской историографии весьма характерны интенсивная творческая работа историков, дискуссии и обсуждения, которые помогают дальнейшему подъему исторической науки. Укрепляются научные связи, в частности, с историками братских республик Средней Азии и Казахстана. Стали традицией совместные сессии по актуальным историческим проблемам. Только за последние 6 - 7 лет состоялись крупные научные сессии и конференции: по истории Средней Азии и Казахстана эпохи социализма (Алма-Ата), об этногенезе киргизов (Фрунзе), о прогрессивном значении присоединения Средней Азии к России (Ташкент), о некапиталистическом пути развития отсталых стран к социализму (Душанбе). В 1963 г. во Фрунзе проходила сессия научного совета по проблеме "Закономерности развития социализма и перехода к коммунизму", посвященная вопросам развития наций и национальных отношений в период развернутого строительства коммунизма.


114 "Народы Средней Азии и Казахстана". Серия "Народы мира". Этнографические очерки. Под общей редакцией чл. -корр. АН СССР С. П. Толстова. II. М. 1963, стр. 154 - 320, 527 - 563.

115 К. И. Петров. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношений с ойратами в XIII - XV вв. Фрунзе. 1961; его же. Очерк происхождения киргизского народа. Фрунзе. 1963; его же. Очерк феодальных отношений у киргизов в XV -XVIII вв. Фрунзе. 1961.

116 М. А. Салахетдинова. Сочинение Мухаммед-Садыка Кашгари "Тазкира-и- Ходжаган" как источник по истории киргизов. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. I, вып. 1 (история), 1959; ее же. Сведения о киргизах в "Абдулла- Намэ" Хафиз-и-Таныша. Там же. Т. II, вып. 3 (история). 1960; И. А. Батманов. Упоминание о киргизах в памятниках орхоно-енисейской письменности. "Известия" АН Киргизской ССР, серия общественных наук. Т. II, вып. 3. 1960, и др.

стр. 25

Общность исторических судеб народов Средней Азии и Казахстана создает глубокую объективную основу для дальнейшей координации работы историков этих районов Советского Союза.

В 1960 г. издан составленный историками Москвы и среднеазиатских республик документальный сборник "Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане". В настоящее время историки Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении и Казахстана объединились для подготовки коллективного труда "Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане". В 1963 г. в Алма-Ате вышел из печати 1-й том сборника документов "Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане", представляющего собой коллективный труд среднеазиатских и казахстанских историков и архивистов.

Другой важной областью, где объединяются совместные усилия историков советских республик, является разоблачение фальсификаторских измышлений буржуазных псевдоученых, сознательно извращающих историю Великой Октябрьской социалистической революции, социалистического и коммунистического строительства на Советском Востоке. Советские ученые дают достойный отпор фальсификаторам117 .

Важное значение для дальнейшего развития исторической науки в Киргизии имели Всесоюзное совещание историков (декабрь 1962 г.) и решения июньского (1963 г.) Пленума ЦК КПСС. Более актуальной стала проблематика исторических исследований. Историки все активнее вовлекаются в исследование и научную пропаганду опыта построения социализма и строительства коммунизма в нашей стране, исторического анализа пути, пройденного трудящимися Киргизстана, как и всем советским народом, после Великой Октябрьской социалистической революции под руководством ленинской партии. Повышается роль советской исторической науки в деле коммунистического воспитания народа. В свете рекомендаций Всесоюзного совещания развернулась подготовка к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции (сданы в производство или близки к завершению коллективные труды, монографии, брошюры). Усилилось внимание к раскрытию глубоких корней дружбы киргизского народа с другими народами СССР, показу торжества в нашей стране идеологии пролетарского интернационализма. Все больше утверждается коллективизм в работе, практика координации и кооперирования при исследовании важнейших проблем.

Историография Киргизии, имея некоторые специфические черты и особенности, вместе с тем является частью советской исторической науки и развивается в неразрывной связи с нею. Историки Киргизии вместе с учеными всей страны стоят в ряду активных помощников партии во всенародной борьбе за претворение в жизнь великих предначертаний новой Программы КПСС, за построение коммунистического общества.


117 К. Новоселов. Против буржуазных фальсификаторов истории Средней Азии. Ашхабад. 1962; Х. Ш. Иноятов. Ответ фальсификаторам истории Советской Средней Азии и Казахстана. Ташкент. 1962; Д. Рзаев. О фальсификаторах истории народов Средней Азии. Фрунзе. 1962; А. Турсунбаев. Против буржуазной фальсификации истории Казахстана. Алма-Ата. 1963.


© library.kg

Permanent link to this publication:

https://library.kg/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОЙ-КИРГИЗИИ-1917-1964-гг

Similar publications: LKyrgyzstan LWorld Y G


Publisher:

Kyrgyzstan OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.kg/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. П. ШЕРСТОБИТОВ, Д. Ф. ВИННИК, РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОЙ КИРГИЗИИ (1917-1964 гг.) // Bishkek: Library of Kyrgyzstan (LIBRARY.KG). Updated: 18.06.2023. URL: https://library.kg/m/articles/view/РАЗВИТИЕ-ИСТОРИЧЕСКОЙ-НАУКИ-В-СОВЕТСКОЙ-КИРГИЗИИ-1917-1964-гг (date of access: 22.04.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. П. ШЕРСТОБИТОВ, Д. Ф. ВИННИК:

В. П. ШЕРСТОБИТОВ, Д. Ф. ВИННИК → other publications, search: Libmonster KyrgyzstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Kyrgyzstan Online
Bishkek, Kyrgyzstan
130 views rating
18.06.2023 (310 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
CHINA ON THE THRESHOLD OF THE 12TH FIVE-YEAR PLAN
Catalog: Экономика 
6 days ago · From Masturbek Elzhanov
РЕЗЕРВНАЯ АРМИЯ ИГИЛ: РЕСУРС И МАНЕВР
45 days ago · From Masturbek Elzhanov
ПОЛИТИКА "МЯГКОЙ СИЛЫ" ТУРЦИИ В КЫРГЫЗСТАНЕ
58 days ago · From Masturbek Elzhanov
THE SYRIAN CRISIS AND RADICAL ISLAMISM
82 days ago · From Masturbek Elzhanov
"WE ARE LIKE PEBBLES ON THE ROAD, TRAMPLED UNDER THE FEET OF THE RICH"
91 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФОНД МАРДЖАНИ - ПОПУЛЯРИЗАТОР ИСЛАМСКОГО ИСКУССТВА
91 days ago · From Masturbek Elzhanov
HENRY KISSINGER ON THE PAST AND FUTURE OF U.S.-CHINA RELATIONS
101 days ago · From Masturbek Elzhanov
С МЕЧТОЙ, СЛОВАРЁМ И ОТВАГОЙ
106 days ago · From Masturbek Elzhanov
ФЕНОМЕН ИСЛАМСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
136 days ago · From Masturbek Elzhanov
БУДДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА: ОТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ "МЯГКОЙ СИЛЫ" ДО ПОТЕНЦИАЛА ЛУМБИНИ
160 days ago · From Masturbek Elzhanov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.KG - Digital Library of Kyrgyzstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

РАЗВИТИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОВЕТСКОЙ КИРГИЗИИ (1917-1964 гг.)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KG LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kyrgyzstan ® All rights reserved.
2023-2024, LIBRARY.KG is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kyrgyzstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android